string(56) "http://dumrt.ru/ru/articles/theology/analytics_1062.html"
02.07.2013 14:18

Предлагаем вашему вниманию Введение из книги «Социальное служение ислама», автором которой является заместитель муфтия, председателя ДУМ РТ, имам-хатыйб мечети «Сулейман» Илдар хазрат Баязитов, который имеет богатый опыт в сфере реализации социальных проектов. Мечеть, которую он возглавляет, известна тем, что там периодически проходят реабилитацию незрячие и слабовидящие люди. Илдар хазрат Баязитов за свою социальную деятельность неоднократно был отмечен разными наградами. В 2008 году мечеть «Сулейман» вошла в рейтинг лучших организаций России в области добровольчества, выиграв в номинации «Добровольчество в религиозных организациях» получив награду от Госдумы РФ.

Надо отметить, что эта пока первая и единственная мусульманская организация, получившая такую награду. Весной этого года Глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров  лично вручил «Благодарственное письмо» Илдар хазрату за реабилитацию инвалидов по зрению.

Как замечает автор в своей работе, крупнейшие общины и мечети Татарстана необходимо ориентировать в сторону социальной работы. Так как благодаря этому может начаться духовное оздоровление общества, возвращение тех нравственных основ, без которых невозможно дальнейшее его развитие.

Введение

Ислам это религия милосердия и любви к ближнему, именно этот факт является причиной того, что люди обращаются к исламу как источнику духовности и справедливости. 

Российское, как и любое другое современное общество, имеет сейчас множество социальных проблем, которые требуют решения. Поэтому независимо от национальной, конфессиональной и какой-то другой социальной принадлежности все граждане страны должны принимать участие в работе по достижению общественной стабильности.

Данная книга посвящена теме социального служения такой традиционной для России конфессии как ислам. Сегодня на фоне попыток придать исламу политический смысл, который предпринимают различные идеологи и религиозные партии, актуализация социального служения получает особое значение. Как известно политика это борьба за власть, поэтому она всегда сопровождалась и будет сопровождаться методами и технологиями, которые ставят под угрозу принципы веры и противоречат моральным основам ислама. Нельзя допустить, чтобы политическая деятельность вредила духовности и нравственности, поэтому социальное служение является наиболее важной задачей не только мусульманского духовенства и исламских организаций, но и каждого мусульманина.

Политизация негативно сказывается и на образе ислама, поскольку выставляет нашу религию как конфликтную идеологию. Однако ислам в своей сути не только не конфликтен, но и не является идеологией, ислам это религия, это истина, это вся человеческая жизнь. Поэтому политизация ислама это его вургализация, превращение истины в прикладной метод удовлетворения амбиций отдельно взятых личностей и групп это упрощение сути и смысла ислама.

Именно любовь к своим ближним является для мусульманина естественным состоянием. Через служение обществу мусульмане могут реализовывать свое призвание и потенциал в этой жизни. К сожалению, последние годы те, кто пытаются политизировать ислам, сформировали порой негативный образ нашей религии в глазах всего остального общества. И это касается не только нашей страны, это глобальная проблема, над решением которой в меру своих возможностей должен работать каждый мусульманин.

В период больших трансформаций нашего общества социальное служение становится одной из основных задач религиозных организаций страны, а также фактором, объединяющим и стабилизирующим российское общество, способствующим межконфессиональному миру и взаимопониманию.

Совершенно очевидно, что мусульмане также должны внести свою весомую лепту в решение социальных проблем, которые накопились на нашей Родине. Причина этой очевидности заключается в том, что социальное служение является обязанностью каждого мусульманина: от рядовых прихожан мечетей до имамов и улемов (мусульманских ученых). Укрепление веры и духовности как основы мусульманского самосознание является главным условием на пути к осознанию принципиальной необходимости социального служения.

На данном этапе в работе исламских институтов, как официальных, так и гражданских объединений, необходимо усилить акцент на социально полезной деятельности. Таким образом, решаются, как минимум, сразу две проблемы: проблема радикализации молодежи и проблема социальной напряженности в обществе. Кроме того, социальное служение, которым активнее должно заниматься официальное духовенство повышает авторитет традиционных религиозных институтов. Ведь именно мечети всю историю татарского народа становились местом социальной и психологической поддержки наших соотечественников.

Современная политика социального служения должна строится на взаимодействии государства и исламского сообщества и должна базироваться на известном принципе soft power, то есть «мягкой силы», которая предполагает добровольное участие всех заинтересованных лиц в популяризации того или иного проекта. Именно мягкое, но продуманное и целенаправленное участие государства в сочетании с предоставлением определенных свобод и пространства для гражданских инициатив может стать лучшим инструментом совместной реализации проекта социального служения и сбалансированного развития мусульманского сообщества страны. Под сбалансированностью я имею ввиду социальную бесконфликтность и лояльность (то есть законопослушность) государству как высшему политическому институту общества. Более того, пришло время думать не только о бесконфликтности, но и о пользе, которую может принести мусульманское сообщество государству и обществу. Например, в совместном решении многих социальных проблем, которые в нашем социуме имеются.

Ключевыми терминами социального служения должны стать «вера» и «социальная справедливость». То есть позитивные категории, с которыми будет готов солидаризироваться не только практически любой мусульманин, но которые будут позитивно восприниматься в российском обществе в целом. Ведь сейчас нашему обществу крайне необходимо возвращение нравственных основ жизни общества и его духовного оздоровления. Как показывает практика этого можно достичь, в том числе посредством социального служения. 

За всеми более или менее крупными мечетями и мусульманскими центрами и объединениями Татарстана, помимо ритуально-культовой службы, должны быть закреплены определенные сферы и направления социально полезной деятельности.

Такая специализация наиболее крупных мечетей и других мусульманских центров поможет, с одной стороны, государству в решении социальных проблем, а с другой – должна вернуть в наше общество здоровое духовное начало и отвлечь, в том числе и тех, кто имеет потенциальные склонности к радикальным настроениям от политизации и направить их силы в созидательное русло. Ключевая характеристика здесь: поворот от политизации к социализации мусульманских общин и мечетей.

Таким образом, центральными темами в официальной мусульманской  риторике в нашей стране должны стать не политические вопросы ислама, а его социально-полезного потенциала.

Это важно, потому что радикальные настроения среди религиозной молодежи получают популярность ввиду обостренного чувства справедливости (в том числе социальной) и как реакция на нерешенные проблемы современного общества. Занять эту молодежь и направить их силы и энергию в созидательное русло является ключевой задачей. Социальная работа является в этом контексте наиболее  верным способом предоставлении альтернативы от вовлечения в деструктивные течения. Эта работа должна занимать большую часть времени молодежи и духовенства, предоставляя возможность почувствовать членам уммы свою социальную значимость, ответственность и, что особенно важно, востребованность.

Крупнейшие общины и мечети Татарстана необходимо ориентировать в сторону социальной работы, именно благодаря этому может начаться духовное оздоровление нашего общества, возвращение тех нравственных основ, без которых невозможно наше дальнейшее развитие.

Это важно, поскольку заниматься социальной работой и благотворительностью невозможно машинально без полной отдачи этой деятельности. Во-первых, люди чувствуют насколько искренне те, кто занимаются благотворительностью. Во-вторых, сама специфика социального служения предполагает, что серьезно и целенаправленно ей могут заниматься только те, кто испытывает в этом душевную необходимость. Организация единичных благотворительных акций не может быть названа полноценной социальной работой. Крупные акции важны, но еще большее значение имеет та работа, которая ведется в промежутках между мероприятиями.

В связи с этим встает вопрос о необходимости разработки доктрины социального служения мусульман Татарстана, которая соответствовала бы повестке дня нашего общества, то есть формировалась бы на основании тех проблем и вызовов, с которыми столкнулась наша страна.

Может возникнуть вопрос: почему нам необходима своя доктрина социального служения, разве может она отличаться от социальной доктрины мусульман всего остального мира? Безусловно, в базовых вещах все мусульмане мира едины, однако в каждом уголке планеты существуют свои культурные и социальные факторы, влияющие на состояние мусульман и всего общества.

Важно осознание того, что институт официального духовенства может активно участвовать в решении социальных проблем. В Татарстане 45 мухтасибатов в ведении которых находятся десятки и даже сотни мечетей, которые объединяют вокруг себя множество людей (имамов, прихожан). Сложно представить себе в Татарстане другую более распространенную и укоренную сеть, нежели мечети. Поэтому необходимо данную всеохватность и потенциал использовать в интересах общества, в решении социальных проблем. Каждый мухтасибат мог бы взять несколько основных направлений работы и распределял бы их среди своих мечетей. К примеру, один мухтасибат работал бы с наркозависимыми, с заключенными и военкоматами, другой мухтасибат основной акцент в своей социальной работе сделал бы на помощи инвалидам по слуху, трудным подросткам и многодетным семьям, а третий мухтасибат бы занимался волонтерской работой по уборке городских парков, помощи одиноким пенсионерам, сиротам и инвалидам войны. В таком большом городе как Казань специализация могла бы коснуться каждой из 50-ти мечетей.

Необходимо иметь ввиду, что ориентация на социально полезную работу должна происходить не только в официальных мусульманских структурах, но и в различных гражданских объединениях мусульман, то есть низовой самоорганизации. Активное развитие именно этого сегмента исламского сообщества является принципиально важным.

Речь идет о гражданских инициативах по созданию различных фондов и общественных объединений, ставящих своей целью социально полезную работу. Примеров такой деятельности уже предостаточно. Как в Татарстане, так и по всей России множество благотворительных фондов и прочих гражданских объединений, который накопили большой опыт в организации подобной деятельности. Среди них казанские организации Исламский дом «Жемчужина веры» и национальный исламский благотворительный фонд «Ярдэм», а также московский фонд «Солидарность».

Поддержка и не противодействие гражданским инициативам в таком русле имеет стратегическое значение. Поскольку, как уже было отмечено выше, инициатива по социально значимой работе может стать каналом реализации энергии мусульман (особенно молодых) в созидательном русле.

Инициатива снизу на основе самостоятельного финансирования своих проектов, решения многочисленных организационных вопросов является платформой для созидательного самовыражения современной мусульманской молодежи. Такой подход может стимулировать и возрождение национальной благотворительности. Это может выражаться как в самостоятельном финансировании своих проектов молодыми мусульманскими предпринимателями, так и в поддержке их инициатив со стороны национально ориентированного бизнес-сообщества.

Если вспомнить историю, то именно татарские купцы и промышленники, как принято сейчас говорить, предприниматели, строили мечети, медресе, финансировали издания книг, поддерживали талантливых шакирдов и имамов, а также помогали социально обездоленным слоям татарского общества. Это естественное состояние уммы — когда сами мусульмане берут на себя полную ответственность. При такой ситуации проблема экстремизма и нетрадиционных течений также отпадет сама собой, так как сложно себе представить ситуацию, при которой успешные бизнесмены, которые ведут свое дело в этой стране и связывают с ней свое будущее, будут сознательно спонсировать экстремистов и залетных сектантов. Это просто не в их интересах.

Социальное служение вовсе не является чем-то новым и оригинальным для нашего народа, поскольку, как было отмечено выше, до революции 1917 года благотворительность и вообще социальная работа являлись естественным состоянием татарской уммы. Поэтому сейчас речь идет о  возрождении тех богатых традиций социального служения, которые всегда были у татар. Да и вообще вся история ислама с момента возникновения нашей религии и до наших дней пример того, что работа на пользу общества, милосердие и любовь к своим ближним, является неотъемлемой частью нашей жизни. Каждый раз, бывая в мусульманских странах в различных уголках мира, удивляешься насколько высоко там поставлена благотворительная работа – от работы вакфов (мусульманских благотворительных фондов) до частных инициатив рядовых мусульман. В мусульманских странах даже нет необходимости в сиротских домах и домах престарелых, поскольку отдать своих родственников (даже дальних) в детдом или дом престарелых является позором для мусульманских семей. Именно такой уклад жизни традиционно был и в татарском обществе, обеспечивая стабильности нашего социума и его развитие.

Поэтому сейчас мусульманским организациям Татарстана, как и всей России, необходимо осознать важность социального служения и приложить серьезные усилия для восстановления той роли, которую данная деятельность играла в прежние времена. Ведь если мы говорим о традиционном исламе, то именно такая форма и являлась традиционной для татарской исламской жизни до революции, в период с конца XVIII по начало XXI веков. Поскольку к концу XVIII – началу XIX веков имперская власть поняла, что с татарами с позиции силы разговаривать бесполезно. Поэтому, несмотря на попытки грубого вмешательства в татарскую жизнь со стороны черносотенных мракобесов и агрессивных миссионеров, которые, по сути, и довели страну до катастрофы 1917 года, для татарского ислама в XIX столетии было характерно соседство официального духовенства с собственной низовой самоорганизацией, которая выстраивалась снизу и самостоятельно обеспечивала потребности уммы. Такой продуманный баланс, по сути, и являлся причиной успехов татарского общества того времени. С одной стороны, татары гарантировали свою полную лояльность государству, в том числе и в вопросах религии через функционирование Оренбургского магометанского собрания. С другой стороны, государство не вторгалась в низовую жизнь татарского общества, предоставляя ему возможность для свободной самоорганизации (система махалли). Следствием этого стало то, что благодаря своей национальной буржуазии татары строили мечети, медресе, создавали издательства и выпускали книги и газеты, обеспечивали социальную стабильность своего сообщества и, как итог, дали миру целую плеяду выдающихся богословов, писателей и философов. Официальное указное духовенство признавалась народом, одновременно в управлении махаллей принимали активное участие все члены общин. Особую роль в этом процессе играли татарские купцы и промышленники. Социальная ответственность у татарских купцов была большая, их наследие до сих живо в тех мечетях, медресе, которые они строили, а также в творчестве писателей, богословов и поэтов, которых они финансово поддерживали.  

На данном этапе важно понять, какая форма взаимоотношения государства и религиозных общин является одновременно как традиционной, так и эффективной для нашей страны. Самое лучшее, что мы можем взять из истории взаимоотношения российского государства и его мусульманского населения – это сочетание организационного единства мусульман с предоставлением возможности для самоорганизации на низовом уровне (махалля).

Самый главный козырь в пользу такой формы взаимоотношения государства и мусульманского сообщества на современном этапе – это исторический факт ее эффективности. Именно в период между концом XVIII и началом XX вв., когда было реализована описанная форма взаимоотношений, появились все выдающиеся татарские богословы и ученые, которыми мы сейчас так гордимся, именно в тот период в татарской среде не были популярны радикальные и, как принято сейчас говорить, сепаратистские настроения. Это лучший пример толерантного и бесконфликтного ислама за почти 500 лет пребывания тюрко-мусульман в российском государстве. Такой подход оказался выгоден как государству, для которого татары стали верными гражданами, помогая империи, например, осваивать Среднюю Азию, и соответственно самому исламу и татарам, так как именно этот период мы считаем золотым веком татарской богословской мысли и вообще национальной татарской жизни.

Хотя, конечно, и в то время в империи находились силы, которых крайне не устаивала успешность «татарского ислама», его прогрессивность и конкурентоспособность и которые мечтали о реализации реакционного миссионерского проекта. Силы, которые по причине своей недальновидности пытались задушить исламскую жизнь татар, пытались их стравить. То есть, по сути, поссорить татар с российским государством, спровоцировав очередной виток миссионерского похода и репрессий. Однако история расставила все на свои места, теперь мы знаем необоснованность таких обвинений. Поэтому опыт наших предшественников нам необходимо внимательно изучить и максимальным образом использовать на благо новых поколений.

Данную книгу можно воспринимать как программу социального служения ислама у татар, то есть традиционного ислама ахлю-сунна ва джамаа. В этой работе читатель сможет узнать историю социального служения в исламе, опыт зарубежный стран в этом вопросе, также данная работа содержит в себе немало практических рекомендаций по работе с различными группами обездоленных и нуждающихся членов нашего общества.