string(56) "http://dumrt.ru/ru/articles/theology/analytics_1097.html"
21.09.2012 09:31

13 сентября 2012 года в Казани в Апанаевском медресе прошел круглый стол на тему «Светский суд и религиозная литература: уровень качества экспертизы и практика запретов», организованный Центром исламской культуры «Иман».

Открывая его работу, имам Апанаевской мечети Наиль Гарипов сказал, что сегодня традиционные мусульмане столкнулись с ситуацией, когда наметилась практика экспертиз, которые на основе психолингвистических анализов выносят религиоведческие заключения, согласно которым районные суды выносят решения о запрете в том числе и ханафитской и суфийской религиозной литературы.

Заведующий отделом истории общественной мысли и исламоведения Института истории Академии наук Татарстана Дамир Шагавиев отметил, что в списке запрещенной экстремистской литературы, опубликованном на сайте Министерства юстиции России, значатся около 50 книг, которые относятся к тем, что используются как базовые при преподавании религиозных дисциплин в рамках традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба. Сам исламовед их подразделяет на три категории: классическая исламская литература («Сады праведных» Имама ан-Навави (1234-1284), «История пророков» Абдул-Малика ибн Хишама (ум. в 834 г.), «Наставление правителям» Абу Хамида аль-Газали (1058-1111) и др.); суфийская литература (сочинения Османа Нури Топбаша, изданные российским издательством «Сад», книга «Сущность этики для желающих открыть врата познания Аллаха» шейха Хасана Хильми, благословение на издание которой дал покойный Саид Чиркейский и др.); коранистика («На пути к Корану» Эльмира Кулиева). «Когда запрещают литературу традиционного для России ислама, тогда наносится удар по доверию ханафитского духовенства к нашему российскому государству», - с сожалением констатирует Дамир Шагавиев. При этом эксперт отметил противоречивость судебной системы: так, например, многие из этих ханафитских и суфийских книг, признанных экстремистскими 21 марта 2012 года решением суда Ленинского района Оренбурга, вначале прошли две экспертизы: религиоведческую и психолингвистическую. «Религиоведческую экспертизу провел преподаватель Московской православной духовной академии Юрий Максимов, который как раз подтвердил, несмотря на ряд замечаний, что данные книги относятся к традиционному для России исламу и потому никакой опасности не несут. Однако суд не стал рассматривать доводы религиоведа, а принял свое постановление на основе психолингвистической экспертизы», - отметил исламовед.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов считает, что «подобные казусы только дают повод ваххабитам, чтобы заявить: вот видите, кяферское государство борется не только с нами, но и со всеми течениями ислама, даже с вашим ханафитским мазхабом». По мнению исламоведа, совершенно законопослушные и лояльные российскому государству мусульмане-традиционалисты оказываются в качестве заложников сложившейся ситуации: они волей-неволей вынуждены соглашаться с пропагандистскими утверждениями фундаменталистов, поскольку даже ханафитская литература объявляется экстремистской. «Нужно четче провести грань между литературой ваххабитского толка и литературой традиционного для России ислама», - полагает Раис Сулейманов.

Главный специалист Отдела по работе с некоммерческими общественными организациями Управления Министерства юстиции России по Татарстану Шамиль Ибрагимов отметил, что принимает решение о признании экстремистской той или иной литературы суд, материалы для обвинительного заключения которому готовит прокуратура, а Минюст только включает в список то, что запретил суд. «Мы в роли третьих лиц, Минюст не может отменить решение суда», - считает Ибрагимов. Как предложение он предложил внести уточнения в виде поправок в законодательстве об экстремизме, но с такой инициативой может выступить местный парламент, обратившись затем в Госдуму. В свою очередь присутствовавшие представители Государственного Совета Татарстана эту идею поддержали, попросив Центр исламской культуры «Иман» сформулировать свои предложения по решению этой ситуации.

Подводя итог работе круглого стола, его модератор Наиль Гариповпредложил создать единый религиоведческий экспертный центр при соответствующем надзорном государственном органе, которому и будет поручен вопрос по анализу книг на предмет выявления из них экстремистской литературы.

Гузель Максютова