string(56) "http://dumrt.ru/ru/articles/theology/analytics_1133.html"
08.08.2011 16:48

Беседа с руководителем отдела по работе с молодежью Казанской епархии РПЦ Александром Хохловым и комментарий начальника учебного отдела ДУМ РТ Валиуллы хазрата Якупова. 

- Уважаемый Александр, известно, что в сферу вашего научного и практического интереса входит создание площадки для межрелигиозного мусульманско-христианского диалога. В чем его суть?

- Думаю, для начала необходимо прояснить суть вопроса. Что же такое межрелигиозный диалог? Ведь сегодня о нем кто только не говорит, но даже для представителей духовенства и богословски образованных людей так до конца и не ясно, что диалог должен собой представлять, на что должен быть нацелен, как выглядеть и прочее. Отсюда и скептическое отношение к межрелигиозным контактам. Совсем недавно я беседовал на эту тему с  одним замечательным человеком. Зовут его Алексей Васильевич Журавский и является он старшим научным сотрудником Центра изучения религии РГГУ. Он не просто ученый, а искренне верующий христианин, пожалуй, один из немногих, кто реально занимается исследованием исламско-христианского диалога. Так вот на вопрос о том, что же такое, по его мнению, межрелигиозный диалог, он ответил: «Это разговор двоих в присутствии Третьего…». Я полагаю, это более чем верно. Причем, этот Третий не государство, не какая-нибудь инициативная группа или международные наблюдатели. Этот Третий есть Бог.  Соответственно, чем религиозный диалог отличается, к примеру, от межэтнического? Тем, что  когда заходит разговор о вере между христианином и мусульманином, всегда подразумевается присутствие там Бога, который является свидетелем этого разговора, призывающим этих двух к правде и открытости, ибо Он Сам – источник Правды. Понятно, что каждый верующий человек, будь он мусульманин или христианин, настаивает на своих богословских религиозных позициях. И в этом смысле диалог не является попыткой выработать некую третью религию, которая бы устраивала всех. Диалог – это некая парадоксальная форма взаимодействия и общения между верующими, нацеленная на понимание религиозной традиции твоего собеседника, проникновение в суть его мировосприятия, при этом оставаясь верным своим религиозным убеждениям.  

Безусловно, это требует зрелости личности и мужества. Такая форма межрелигиозного взаимодействия вряд ли когда-либо будет массовой. Скорее ее практическое воплощение возможно на уровне элитарном, на уровне интеллектуалов. Но ведь интеллектуалы всегда были теми, кто вел за собой массы, кто являлся творцом настроений. И в этом смысле у межрелигиозного диалога большое и очень важное будущее. Исходя из понимания этого, мы и решили (я говорю о преподавателях и воспитанниках Казанской духовной семинарии и Российского исламского университета) начать встречаться и обсуждать волнующие нас вопросы, изучать вероучение и богословское наследие друг друга.  К примеру, сам я сейчас пытаюсь изучать Коран и читаю литературу о ханафитском мазхабе.

- В чем новизна Вашей идеи?

- Наверное, в том, что в Татарстане такой практики никогда не было, а вот насущность ее чувствуется. Примеров такой практики и в мире-то очень мало –  по пальцам одной руки можно перечесть. Если посмотреть с исторической точки зрения, как развивался Запад (христианский) и Восток (мусульманский), как строились их отношения, то диалога мы не видим. Гораздо чаще на историческом поприще выступал аспект конфронтации. В этом есть объективная составляющая -  и у христианства, и у ислама есть  претензия на статус исключительности, на религию всемирного масштаба. А когда кто-то один претендует на всеохватность, в этой будущей системе очень трудно найти место для другой такой же претензии. Это порождало религиозные войны, причем, не только между христианством и исламом, но и между разными направлениями внутри уже этих религий. И сегодня, когда человечество в своем гуманистическом развитии сделало огромный скачок вперед, в плане религиозной терпимости и взаимопонимания на мировом уровне мы не достигли больших высот. У всех на слуху недавняя история с сожжением Корана пастором Джонсом или проповедь на площади ат-Тахрир авторитетного мусульманского богослова Юсуфа аль Кардави, призвавшего мусульман к завоеванию Иерусалима и Рима. Массовое сознание продолжает жить и культивироваться на основе тех архетипов и стереотипов, которые были заложены на протяжении многих-многих столетий, и преодолевать их крайне сложно.

Конечно, если с этой точки зрения рассматривать Татарстан, то у нас ситуация исключительная. Да, надо быть честными и признать, что не всегда все было гладко и, если копнуть историю, всплывает множество неприятных фактов. И все же, милостью Божьей, наше межрелигиозное согласие находится на высоте. И вот эта самая высота требует своего дальнейшего раскрытия – как подкрепление нам самим и как пример для всех остальных. Поэтому мы и призываем всех неравнодушных верующих, образованных, харизматичных откликнуться на наши инициативы.  Необходимо как углублять свой опыт межрелигиозного общения, так и брать в оборот то лучшее, что есть в мире.  В связи с этим очень показательны инициативы Католической церкви, которая после IIВатиканского собора во многом повернулась лицом  к исламскому миру, а также инициативы мусульманских богословов, которые в 2007 году направили лидерам всех ведущих христианских церквей (в том числе и Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II) так называемое «обращение 138»  под названием «A Common Word between Us and You» (дословно – «Общее слово между нами», в иносказательном смысле – «Что нас сближает?»).

У Русской православной церкви тоже есть довольно интересный опыт. Так, на протяжении 15 лет наши богословы ведут активный диалог с мусульманскими богословами-шиитами ИРИ. Это мероприятие проходит на постоянной основе либо в Тегеране, либо в Москве. Последняя встреча, произошедшая в декабре прошлого года, была посвящена  тому, как мусульмане-шииты и православные христиане понимают учение о Спасении, конце времен и Страшном суде, а также что будет превалировать в определении окончательной судьбы человека  – божественная справедливость или божественная любовь.

- Почему вы ограничиваетесь только межрелигиозным диалогом, исключая политические аспекты?

- Безусловно, межрелигиозный диалог не ограничен чисто богословскими аспектами, он включает в себя различные моменты социального, экономического и политического характера. Сегодня даже складывается такая ситуация, что, когда говорят о межрелигиозных отношениях, автоматически наделяют их исключительно политическим содержанием. Что поделать – век прагматизма и вульгарного материализма. Там, где задействована политика, там всегда больше подводных камней, чем где бы то ни было.  И тем, кто задействован в межрелигиозном диалоге, все же важно избегать соскальзывания в чисто политическую сферу, а уж тем более в политическую ангажированность. Пусть это будет зоной ответственности тех, кто умудрен опытом -  наших лидеров и государственных структур.

- К чему должны быть готовы вступившие в диалог?

- Верующие, которые садятся за стол переговоров, должны прекрасно понимать, что им не придется хватать звезд с неба. И вполне возможно, что они станут мишенью для критики со стороны своих братьев по вере. Такое бывает, это факт. Бывают и личные разочарования. Это, знаете, как в браке: пока люди только что знакомы или женаты ими движет романтизм, кажется, они готовы горы свернуть в своем единстве. Но проходит время и энтузиазм ослабевает и начинает казаться, что нет ее – той любви до гроба, о которой поется в песне. Стоит ли говорить о том, что настоящая любовь дается трудом и терпением и ее путь не всегда устлан розами. Так и в диалоге. Бог будет испытывать искренность людей, чистоту их сердец и намерений и, возможно, плоды затраченных усилий появятся спустя годы.  Каковы же плоды? Нет, не многомиллионные совместные мусульманско-христианские демонстрации с пафосными декларированиями взаимной любви. Эти плоды часто невидимы – чувство внутреннего удовлетворения от понимания другого, искоренение в самом себе злобы, даже искреннее дружеское поздравление друг друга с христианским или мусульманским праздником, сердечная благодарность Богу за то, что сотворенный Им мир прекрасен в многообразии.

Мне памятно наше общение с тобою, Гузель, когда много лет назад мы с тобой говорили о вере в парке Победы. Мы в чем-то пытались разобраться, говорили о Христе, пророке Мухаммеде… И, наверное, это был тот самый диалог, потому что спустя годы мы мирно сидим и беседуем о взаимоотношениях христиан и мусульман в стенах Духовного управления мусульман.

- Каковы планы на будущее?

-  13-14 октября кафедра политической истории института Истории КФУ (руководитель Ринат Ахметгалиевич Набиев) и Академия наук Татарстана будут проводить всероссийскую научно-практическую конференцию, посвященную межнациональным  и межрелигиозным отношениям. Приедет много исследователей по данному вопросу. И если у нас получится, то мы пригласим людей из верующего крыла исследователей. Это важно. Мы перешагнем границы формального отношения к конференции, когда приглашаются светские люди и начинают рассуждать о мире и религии. Естественнее и продуктивнее будет иметь дело с теми, кто имеет личный опыт богообщения.  Если получится, это будет хорошим шагом в развитии самой идеи диалога в Республике Татарстан.

 

Комментарий начальника учебного отдела ДУМ РТ Валиуллы хазрата Якупова:

 - По Божьей воле, в Татарстане мы проживаем народами, исповедующими разные мировые религии. Несмотря на имеющиеся значительные богословские различия между нашими религиозными системами, опыт наших предков, которые были более образованны в богословии, чем мы, позволил выработать общую платформу жизни. То есть у нас возник феномен комплементарности культур, который имеет и свой богословский сегмент. За пять веков совместного чрезполосного проживания татарский и русский народы, татарский ислам и русское православие смогли притереться друг к другу. Это был такой многовековой диалог, в том числе и богословский. Во многих местах, где встречаются ислам и христианство, встречи двух религий заканчиваются зачастую трагедиями. Вспомните Испанию, где мусульмане были просто изгнаны из территории проживания или Филиппины, где так же не получилось организовать совместную мирную жизнь. Мы уникальны тем, что у наших предков это получилось. Это предмет не только для гордости и исторических воспоминаний, но и, на мой взгляд, то наследие, которое нужно сохранить и развить. Религиозные деятели, как и религиозные организации,  находятся на передовых позициях в этом вопросе, потому что наши последователи и прихожане смотрят и видят взаимодействие священнослужителей друг  с другом.  20 лет назад, когда очень остро стояли вопросы этнического регионального конфликта, сепаратизма, наши священнослужители, руководители конфессий РТ заняли изначально очень правильную позицию, и мне кажется, это их великая заслуга. Особых слов благодарности заслуживает и нынешний архиепископ Анастасий, которому довелось стать главой епархиального управления в конце 80-х годов. Он вел очень мудрую политику и не дал ни одного повода для какого-то обострения ситуации. В нынешней России для продолжения традиции межрелигиозного диалога имеются все условия. Нам необходимо организовывать такую межрелигиозную коммуникацию, имея в виду то, что ни мусульмане, ни православные не изменят своего кредо. Их вероучения признаются ими за совершенный идеал. Мы не ставим цели трансформации религиозных убеждений друг друга, а хотим поглубже узнать богословие существующих религий в Татарстане, чтобы это знание помогло лучше организовать сотрудничество. Потому что у нас есть огромное поле в сфере социального взаимодействия и даже политической сфере, где мы можем помочь политическим деятелям сгладить возможные случаи межрелигиозного непонимания. Познание других религиозных культур поможет сделать наше совместное проживание более комфортным и более комплементарным.

На земле, наверное, трудно найти народы, принадлежащие к таким разным религиозным системам, как татары и русские, и которые настолько хорошо относились бы друг к другу. После распада СССР прошло уже  два десятилетия. Татарская диаспора в республиках Средней Азии живет в мусульманском окружении. Однако, по последним данным социологов, известно, что татары, живущие в Казахстане, например, гораздо лучше относятся к русским, чем к казахам. Эти научные данные выявили уникальный феномен.  Есть у нас какое-то особое отношение друг к другу. К сожалению,  этнические конфликты в России сейчас уже не редкость. И когда они возникают между местным населением и мигрантами, то в десятках наблюдаемых случаев мы видим, что татары и русские становятся по одну сторону баррикады. Это тоже интересный показатель. Если в других регионах России социологические измерения показывают это особое отношение татар и русских, в Татарстане это взаимоотношение должно явить образец понимания друг друга, недопущение никаких конфликтов. Чтобы уже укорененная модель межрелигиозного и межконфессионального согласия была ярким образцом, к которому бы стремились все народы.