Замуж за араба (Рубрика «Рассказы Рустема Хаджи». Правдивые и вымышленные рассказы о жизни)

19 марта 2012 года 18:55

Сейчас наступил век глобализации, и люди в поисках лучшей доли переезжают из страны в страну. Всё это ведёт к заключению межнациональных браков, которые уже стали неотъемлемой частью нашей жизни. Это хорошо если семейные союзы создаются по любви и дружбе, а вот про браки по расчёту я не знаю, думаю, что здесь каждый сам себе судья. Описываемая ниже история как раз об этом.

«Зовут меня Миляуша. Я закончила юридический факультет, знаю ещё бухгалтерское дело. Мне 28 лет и родом я из Арска. Это такой небольшой городок около Казани. Родители у меня неверующие, намаз в отличие от меня не читают, а отец вообще пьющий. У нас там почти все мужики водку пьют, курят, свиней разводят и очень далеки от религии, хотя и татары. Вот поэтому я долго не могла найти себе жениха и осталась после института в Казани.

Скажу сразу, что мою идею выйти замуж за араба родители не одобрили и долго по этому поводу смеялись. Насмешки в скором времени переросли в издёвки и обидные колкости. Больше всего меня задевало, когда родители над моим арабским языком потешались. Они его слышат, когда я Коран читаю, и по своему невежеству, да простит их Аллах, шайтанским обзывают. В общем, в один прекрасный момент я не выдержала, бросила всё и уехала в Казань, стала жить у подруги. Житьё моё было трудным, так как за полгода я работала только два месяца, просто мусульманских предприятий сейчас немного, платят там мало, копейки, да и в хиджабах девушек сейчас не жалуют. Мужа я себе так и не нашла, потому что ко мне парни всё время какие-то мелкие сватались, худосочные что ли, плохо зарабатывающие, эх и тяжела же моя девичья доля! Если честно, то я мечтала жить, как велит Шариат, по которому муж зарабатывает деньги, а жена сидит дома и растит детей. Звали меня замуж и два высоких парня, но, из-за отсутствия жизненных навыков и умения приспосабливаться к трудным ситуациям, у меня с ними тоже ничего не сложилось. Ни того, ни этого они не умеют, ну что я с такими мужьями делать буду – на стройке что ли кирпичи носить? Но затем в мечети меня приметила одна женщина и пригласила к себе домой. Там я и узнала, что она профессиональная сваха и хочет мне помочь выйти за араба. “Они, таких, как ты, пышных и высоких, очень любят, кроме того, ты белокожая”, - стала расхваливать она меня. – “Мы тебе с твоими данными шейха найдём, - будешь во дворце жить!” Я, конечно же, растаяла и дала согласие. Вот с той поры сваха и стала мне искать заграничного жениха.

Поиски жениха длились недолго, и, перебрав несколько кандидатур, я остановилась на одном богатом ливанце. Он был шейхом и имамом в мечети. Кроме того, высоким, хорошо сложенным и красивым на лицо, я его фотографию в базе данных увидела. То, что он старше меня на двадцать лет и трижды был женат, меня не остановило, так как я очень хотела выйти замуж, да и сваха меня обнадёжила. “Ты, Миляуша, не расстраивайся, что будешь четвёртой женой. Твой будущий муж богат и все расходы, связанные с переездом к нему, он берёт на себя”, - стала успокаивать она меня, - “У них не так, как у нас, татар, где женщина ломовая лошадь. Ты будешь жить в отдельной квартире и иметь служанку”. Я дала согласие, и моё дело завертелось. Взвесив все плюсы и минусы, через два месяца мы со свахой вылетели в город Бейрут.

В Ливане и Бейруте мне понравилось с первого раза. Это огромный современный город с прекрасной набережной, и, увидев море, пальмы и горы, я сразу захотела тут на веки остаться. “Аллаху акбару, Аллаху акбару, Аллаху акбару! (Аллах велик, Аллах велик, Аллах велик!), - только и летело с моих уст. Новый дом, а вернее особняк, в котором предстояло жить и растить будущих детей, мне тоже понравился. А про будущего мужа я вообще не говорю – он меня обворожил сразу же! Познакомилась я и с его жёнами и детьми, которые приняли меня очень радушно. Не скрою, что после я узнала причину их такого расположения ко мне: почти все женщины на Ближнем Востоке в детском возрасте подвергаются страшной процедуре обрезания и потом навсегда теряют способность получать наслаждение от общения с мужчиной. То, что женщина страдает и испытывает боль, здесь никого не волнует – лишь бы она детей рожала. В общем, ничто мне не мешало выйти замуж, мечты воплощались в реальность, и вскоре состоялась  свадьба.

Через год у меня родилась дочка, а потом ещё одна. Затем Аллах наградил меня сыном. Я была счастлива, и муж тоже. Он для меня нанял дополнительную служанку и драгоценности подарил. Подруги на родине мне все завидовали. Сваха в Казани меня всем разрекламировала и не без моей помощи смогла выдать замуж тут несколько татарских девушек. Родители, глядя на мои успехи, тоже тепло стали со мной разговаривать,  я с ними каждую неделю созванивалась.

…А затем в мою жизнь ворвалась война. В Ливане, оказывается, всё поделено на национальные кланы и религиозные конфессии, шииты там, сунниты, салафиты, христиане, палестинцы, друзы какие-то, между которыми не одно десятилетие идет ссора из-за дележа денег и власти. Ещё я к своему ужасу узнала, что Бейрут – это бывший мировой центр производства наркотиков из опиума-сырца. Он свозится сюда со всего Ближнего Востока, потом перерабатывается в героин, фасуется, а затем контрабандой переправляется в Америку. Финансируют и отмывают всю эту мерзость местные банки, и тут нет ни одной крупной коммерческой структуры, не замешанной в преступной деятельности. Кроме наркотиков, половина населения Ливана активно работает в так называемом досуговом бизнесе – казино, кабаре, ночные клубы, бордели, эскорт услуги. Ещё местный люд склонен к эпатажу, диким выходкам и… публичным самоубийствам – тут даже малолетние дети на себе бомбы взрывают, не говоря о взрослых. Бывают времена, когда возле дома машину нельзя припарковать – все нормальные люди боятся взрывов и гонят чужаков прочь. И всем этим харамом занимаются арабы. Если бы я знала обо всём этом - ноги бы моей здесь не было! За грехи людские тут вновь началась война, и мы с мужем были вынуждены переехать в другой безопасный район города. Потом, “Субхана-Ллахи!” (Слава Аллаху!), наступило перемирие, но длилось оно недолго, потому что началась война с Израилем. 

Что надо было Израилю от Ливана, – я не знаю, но бомбил он нас основательно, и в Бейруте после авианалётов и артобстрелов не осталось ни одного целого дома. Почему хвалёная ливанская армия, кроме шиитских и палестинских подразделений, бросив позиции и оружие, разбежалась по домам, у меня и по сей день тоже в голове не укладывается. Для них, закон Аллаха о запрете бегства с поля боя вообще не писан? Хорошо ещё сирийцы пришли на помощь Ливану и ввели войска. Настрадались мы с мужем и его семьёй по полной программе, хорошо ещё ноги смогли унести и спрятаться в соседней Сирии. Там у меня вскоре мальчик родился. Он был больным и скоро умер, такова, наверное, воля Аллаха. Схожая ситуация случилась у третьей жены мужа – она на восьмом месяце беременности потеряла ребёнка. Как говорится, “Кадару-Ллахи ва ма ша’а фа’аля” (Это предопределено Аллахом, и Он сделал, что пожелал), эх, доля наша несчастная! В Сирии мы пробыли около двух лет. Жили у дальних родственников мужа. Вскоре после рождения третьей дочери мы, воспользовавшись благоприятной ситуацией, купили в Дамаске дом и решили здесь осесть навсегда. Но, как назло, президент Сирии поссорился с Америкой, которая пригрозила бомбардировками, и мой муж, которого обвинили в чём-то страшном, чтобы не испытывать ещё раз судьбу, вновь перевёз нас в Ливан.

Приехав в Бейрут, я его не узнала и сразу захотела домой… в Россию, в задрипанный Арск – такой тут царил ужас! Повсюду полуразрушенные дома, гарь, битое стекло, измученные люди и дети-сироты. Их душераздирающие вопли у меня и по сей день стоят в ушах. И зачем только я, дура, сюда к чёрту на кулички приехала? Жизнь для меня стала беспросветной, и я возненавидела всё вокруг. Арабский язык и арабскую культуру в первую очередь. Говорила только по-татарски или по-русски или вообще молчала, хорошо ещё, что меня казанская подруга и мама по телефону морально поддерживали. Про сваху, которая устроила мою судьбу, ничего не скажу, я бы её, подлюгу, кошёлку долларовую, “Аллахумма-гфирли!” (О Аллах, прости меня!), разорвала бы на месте! А потом я начала со всеми ругаться. Данная ситуация долго продолжаться не могла, дело шло к разводу, но в Бейруте вновь произошли беспорядки с перестрелками, и кто-то кого-то опять ненароком взорвал-зарезал. Потом мой муж попал в опалу какого-то влиятельного шейха, и вся наша семья переехала в Египет в город Каир.

Египет по сравнению с Ливаном и Сирией показался мне раем, но только вонючим, так как здесь полно помоек. Они в городе Каире на каждом шагу, и от них страшно несёт. Мухи везде летают, шум, гам, воробьи, голуби! Изучив местных жителей, я поняла, что они очень любят мусорить и оставлять после себя грязь – наши арские и казанские алкаши-выпивохи им и в подмётки не годятся! А так, “Аль-хамду ли-Лляхи!” (Хвала Аллаху!), здесь можно жить, и если есть многоэтажный дом и приличный счёт в банке, то даже помногу рожать детей. Я помирилась с мужем, и у нас родился долгожданный сын. Кроме того, тут и по-татарски поговорить есть с кем, так как в Каире проживает много выходцев из Поволжья и Татарстана. Со временем я смирилась, жалеть о своём выборе перестала, так как от добра добра не ищут. В общем, получила, что хотела, просто раньше думать надо было, а в остальном – на всё воля Аллаха!

                                                                                                           Рустем Хаджи Рахимов

www.e-umma.ru

 

Персона
Избран 17 апреля 2013 года
Персона
с 1992 года по 1998 год
Персона
с 1998 года по 2011 год
Персона
с 2011 года по 2013 год

Расписание намазов

ФАДЖР
ШУРУК
Зухр
Аср
Магриб
Иша
Архив новостей
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана