Культура катастрофы

06 февраля 2012 года 11:06

Беседа с доцентом, кандидатом психологических наук Рамилем Гарифуллиным.

- Рамиль-эфенди, Вы специализируетесь на такой теме, как психология толпы. Сегодняшняя ситуация в мире показывает, что «толпа» активизировалась. Она стала живее, сильнее. Чем это вызвано?

- Этот вопрос меня интересует не только как психолога, но и как философа, так как у меня много и философских статей. Что изменилось благодаря тому, что в настоящее время в нашу жизнь вторгся такой уникальный, новый коммуникационный инструмент, как интернет? Что изменилось благодаря тому, что произошла глобализация? Все люди мира связаны этой интернет-сетью. Философы постмодернисты еще в 80-90-х годах говорили о том, что социальность умирает. Социальность – способность члена общества каким-то образом участвовать в жизни общества, влиять на него. Например, участвовать в митингах, революциях. И многие утверждали, что СМИ, в частности телевидение, достигли такого уровня, что могут манипулировать планетой, чтобы она не выходила на митинги и свои напряжения снимала сидя у экрана телевизора. Такая точка зрения была. И действительно, долгое время на нашей планете было затишье, был телевизионный гипноз, люди видели только то, что им показывали.  Проблема разрыва между картинкой в телевизоре и картинкой мира усугублялась тем, что СМИ подчинялись власть имущим, а точнее тем, у кого есть деньги. Если взять все ведущие телевизионные компании Запада – они все имеют своих хозяев. Они так же ведут определенные направление- на спасение капиталов.

Итак, это был этап спячки, когда можно было “уболтать”. Люди были наблюдателями общества, а не участниками. И мы сползали в эту пассивность и социальную шизофрению, уходя в свою квартиру со своим телевизором и “со своей колбасой”.

Но в связи с тем, что в нашу жизнь вторгся интернет, и появилась возможность обмениваться информацией друг с другом,  мы стали видеть жизнь всей планеты, благодаря прочитыванию мнений любого человека из любой ее точки в форумах, чатах, блогах. Теперь в мир выходит информация, которая не ориентируется власть имущими. Это интернет-джим на власть. Интернет стал инструментом демократии, перехода взаимодействия людей на новый уровень. У меня есть интересная статья на эту тему - «Интернет как основание революции». Что же делать лидерам государств в таких условиях? Человечество живет одним, а руководители, которые подчиняются мировому капиталу, другим. Сейчас телевидение никак не влияет на наше общество. Например, центральные российские имеют очень низкие рейтинги. Их смотрят только пенсионеры. Россия превратилась в пенсионный электорат, поэтому победа на выборах происходит только за счет него.

В обществе, благодаря интернету, формируются определенные силы, которые самоорганизуются в митинги и готовы к революции. Интернет сеть – это сила, которую недооценили. Это основа многих явлений и на Ближнем востоке, и у нас, и на Западе. Поэтому, наверное, в некоторых странах на Ближнем Востоке перекрывают доступ к интернету. Все это говорит о новом открытии социальности после того постмодернизма, когда говорили об усыплении общества и социальной шизофрении. А началось это открытие со взрывов башень-близнецов в США. Америка настолько “загипнотизировала” среднего американца, что он только после этого взрыва стал интересоваться реальным миром, а не только тем, что видит в телеэкране. До этого Америка здравствует, развязывая войны, занимаясь экспансионистской политикой. А тогда интернет был развит не так как сейчас.

Сегодня глобальная сеть – это пульс планеты. С одной стороны, это хорошая информация для руководителей стран. Они могут по интернету следить за истинным состоянием общества. С другой стороны не могут никак повлиять на это. Есть некие потуги влиять на интернет методом пропаганды в интернете. У руководителей есть целые дивизии нанятых молодых людей, которые распускают проправительственные спамы. Но общество в своей массе намного сильнее, чем искусственные проекты, которые будут идти от руководства. Вы спрашивали о психологии толпы сегодня? Так вот, толпа стала другой. Ее уже не назовешь “слепой толпой”. Это толпа сначала формируется в интернете в процессе диалога, а потом организуется в реальной жизни.

- Выходит интернет – это сила общества, инструмент влияния на власть?

-Для некоторых – да. Но...Сейчас одной из проблем является, сколько энергии виртуальное общество оставляет в социальных сетях, вместо того, чтобы направлять ее в реальную жизнь и реальную революцию. С моей точки зрения, идет стравливание людей в соцсетях, и они уже не выходят на улицы. Это тоже социальная шизофрения, но уже с помощью виртуальных миров.

- Насколько процессы глобализации влияют на политическую жизнь стран?

- Российские интернет-сообщества говорят о том, что руководство страны утратило политическую волю и в этом его вина. На уровне социального поведения той страны, которую возглавляет, лидер всегда имел политическую волю, но не сейчас. Но на самом деле лидеры стран тут не при чем. Виновата та планетарная социальная среда, которой правят объективные экономические процессы. И поведение любых лидеров, любых стран  вторичны по отношению к этой экономике. Доллар  приобрел такую силу, что политическая воля многих лидеров стран ограничена, даже Обамы. Он давно перестал быть президентом в истинном смысле этого слова, так как подчиняется определенным группировкам на Западе.

Как в таких условиях толпе влиять на лидера, если он уже обречен в этих условиях не воспринимать желание толпы?

Это и есть культура катастрофы.

- Какие признаки культуры катастрофы мы еще наблюдаем?

- Эпоха постмодернизма продолжается. Он вышел на новый этап благодаря развитию информационных технологий. Постмодернизм сегодня извращает суть многих институтов, которые из-за смешивания с другими институтами стали терять четкие очертания. Политика перестала быть только политикой, искусство так же перестраивается. Все превращается в трансинституты - трансполитику, трансэкономику, даже трансрелигию. Все завязано на рубле-долларе, потому постепенно становится однородным.

Говоря о трансрелигии, я имею в виду институт, а не веру. Она,  как внутреннее психологическое состояние, осталась той же. Но религиозные институты теряют свою институциональность. В условиях трансрелигии существуют интернет-церкви, интернет-молитвы. Делаются попытки загнать Бога в провода. Религия основана на способности воображать. А с развитием информационных возможностей, кинематографа люди теряют эту способность. За подрастающее поколение воображает искусство. Участвовать ребенку самому в этом процессе со временем становится все сложнее из-за огромного потока накопившейся в пространстве информации, ждущего своего часа, чтобы повлиять на него. Более того, появляются секты, которые упрощают религию, Бога. А человек по природе ленив и ему так удобнее.  Истинно верующими остаются богословы, верующие ученые, которые глубоко осознают свою веру. Способность простого человека ощущать свою веру на зрелом уровне падает из-за культуры катастрофы, из-за того, что все сейчас подчиняется деньгам (власти Тагута – от ред.).

- Что же делать простому народу на новом этапе постмодернизма?

- Люди сейчас в очень тяжелом состоянии. Они могут взаимодействовать, выходить на митинги, но с другой стороны, они четко не понимают программ. Глубокое же понимание всей сути вызывает депрессии. Не зря говорят, что оптимист – просто незнающий пессимист,  пессимист –знающий оптимист. Наше общество постепенно приобретает такое состояние, как “горе от ума”.

Мы сейчас находимся в потоке информации и нужной и ненужной. Самое неприятное, что все это впитывают наши дети, на которых родители уже не в состоянии влиять. Я считаю, что маятник модерн-постмодерн должен качаться. В этом живость наших социальных процессов – мы сохраняем старое, уважаем и храним память, традиции, но при этом впускаем в себя новое. Вера нужна в любом случае, человек будет раздавлен без нее под действием обрушившейся на него информации.

Сейчас одной из проблем является: насколько виртуальное общество в социальных сетях забирает часть энергии, чтобы участвовать в реальной революции?

С моей точки зрения, идет стравливание людей в соцсетях, и они уже не выходят на улицы. Это социальная шизофрения с помощью виртуальных миров. Но есть категории людей, которые это понимают, у них нет интернет-зависимости, и они пользуются им как инструментом, а не живут там, отдавая энергию.

Беседовала Гузель Максютова

Источник: www.e-umma.ru

Персона
Избран 17 апреля 2013 года
Персона
с 1992 года по 1998 год
Персона
с 1998 года по 2011 год
Персона
с 2011 года по 2013 год

Расписание намазов

ФАДЖР
ШУРУК
Зухр
Аср
Магриб
Иша
Архив новостей
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана