Информационный терроризм

28 января 2012 года 15:50

Сегодня существует немалое количество объяснительных моделей от бытовых до научных, связанных с попыткой ответа на вопрос, почему «мусульманские регионы» мира  и мусульманские сообщества РФ находятся в системном кризисе.

Нет смысла повторять то, что не единожды декларировано социологами, проводившими статистико-демографический анализ в попытке установить корреляцию между постоянными революционными волнениями и теми или иными социально-экономическими параметрами стран, где эти революции происходили. Выяснилось, что прямых корреляций между качеством жизни, его уровнем, демографией и событиями, приведшими к данным явлениям, нет. При этом ни одна из моделей не учитывает того, что современные войны – это войны информационно-аналитические, и в них безусловно превалирует субъективный фактор.

Напротив, чем выше уровень жизни, тем более жестоким по своим последствиям становится конфликт. Это доказывает одно: экономический подъем, рост уровня образования населения, научно-технический прогресс, индустриализация, рост самосознания и потребность во все большем суверенитете (это говорит о благополучном ходе развития этих стран), похоже, и  являются теми факторами, которые приводят к их дестабилизации. Это ли не парадокс?

Однако если посмотреть на ситуацию с точки зрения достижения вышеуказанных целей и решения задач, то становится ясно, что атаке должны подвергаться именно эти процессы.

Исследователи, привыкшие рассуждать в рамках марксистко-ленинских экономических представлений, согласно которым «бытие определяет сознание», забывают о логике информационной войны, использующей совсем иные конструкты. А потому никто из них не хочет замечать очевидного – боевые действия ведутся на идейном поле, где «сознание определяет бытие». В этой ситуации рост валового продукта, который экономисты считают показателем  «роста благосостояния народа», не ведет автоматически к лояльности народа к власти. Напротив, при известных усилиях со стороны опытных пропагандистов он становится поводом для стремления перераспределить  блага и власть «по справедливости». Понятно, что создавать структуры власти, держать под контролем нищую страну с полукриминальной экономикой найдется меньше претендентов, чем в стране, в которой жизнеобеспечивающие функции власти восстановлены. Именно на этом этапе государственного строительства обостряется политическая борьба.

В свое время В.И. Ленин написал труд под названием «Лев Толстой как зеркало русской революции» о брожениях умов в элитах, если угодно, об элитарном протесте. Вспомним также Раскольникова из романа Достоевского «Преступление и наказание», вопрошавшего «Тварь я дрожащая, или право имею?». Немало людей и сегодня в России как в «интеллектуальной элите», так и в «бедном студенчестве» задаются подобными вопросами. А ведь великая литература не только передает нам эмоциональное состояние эпохи, но, помимо всего прочего, учит нас тому, что  недооценивать субъективный фактор нельзя.

Подтверждением тому, что информационный терроризм приобретает могущественное значение в новых войнах, является факт, что физическому уничтожению подвергаются, как правило, люди, имеющие прямое отношение к информационной деятельности: религиозные проповедники, священнослужители разных уровней, ученые, журналисты, аналитики, специалисты по государственно-конфессиональным отношениям, чиновники, занимающиеся гармонизацией межэтнических и межрелигиозных отношений.

В странах Запада эта проблема решается тем, что с населением постоянно поддерживается высокотехнологичный диалог. Власть и в такого рода ситуациях действительно может устоять только в диалоге, превентивно продвигающем конкурентоспособные идеи, подкрепленные социальным действием. Там, где власть не способна вести такой диалог и действовать, она не получает легитимации большинства. В таком случае неизбежен системный кризис (вспомним ламентации ельцинской эпохи о неисполнении УП), а затем и полная сдача власти. Так информационный терроризм берет рубеж за рубежом.

Вывод: Современные войны – это войны информационно-аналитические, и в них безусловно превалирует субъективный фактор. Ничего неизбежного в этих «революциях» нет. Власть должна взять на вооружение высокотехнологические методы диалога.

Г. Хизриева

Источник: e-umma.ru

 

Персона
Избран 17 апреля 2013 года
Персона
с 1992 года по 1998 год
Персона
с 1998 года по 2011 год
Персона
с 2011 года по 2013 год

Расписание намазов

ФАДЖР
ШУРУК
Зухр
Аср
Магриб
Иша
Архив новостей
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана