string(55) "http://dumrt.ru/ru/articles/mm-islam/mm-islam_1369.html"
19.12.2011 16:26

Сегодня их можно нередко увидеть в мечетях Татарстана: одетые в характерную пакистанскую одежду с бородами несуразного вида в длину не меньше приложенных к подбородку четырех пальцев и периодически ночующие в мечетях. Уже по их специфическому внешнему виду можно понять, что перед вами адепты нетрадиционного для татар течения зарубежного ислама как «Джамаат Таблиг» («Общество призыва»).

Учение этой секты исламского происхождения было основано в 1927 году в Мевате (сейчас один из округов штата Харьяна в Индии) неподалеку от ДелиМауланом Мухаммадом Ильясом Кандехлеви (1885-1944). На тот период времени мусульманское население Британской Индии с одной стороны испытывало на себе светское влияние британских властей, что выливалось в секуляризацию повседневной жизни мусульман, а с другой стороны, часть индийских мусульман под влиянием своих соседей-индуистов переходило в индуизм. В результате Мухаммад Ильяс решил вернуть к активной вере номинальных индийских мусульман путем доведения (таблиг) до них основ ислама. Лучше всего на эту роль, по его мнению, подходили странствующие проповедники, не обладающие духовными санами. Объединяясь в небольшие группы (джамааты) численностью около десяти человек, они отправлялись с миссиями вести призыв (дагват) по принципу  «харудж» («от двери к двери»). Здесь они весьма напоминают «Свидетелей Иеговы», также специализирующихся на таком способе своей миссионерской деятельности.

Хотя таблиговцы декларируют свою аполитичность, стараясь не участвовать в общественно-политической жизни региона, где они осуществляют свою миссионерскую деятельность, на самом деле они имеют весьма большие политические амбиции. Целью секты является установление повсеместного господства радикальной и бескомпромиссной формы ислама. Именно среди таблиговцев вербуются исполнители террористических актов. К примеру, 7 июля 2005 года в Лондоне произошла серия терактов. Организовавшие их два смертника посещали регулярно штаб-квартиру британского отделения «Джамаата Таблиг». По оценкам французских исследователей (Ксавье Тернисин), до 80% исламских экстремистов вышли из рядов этой организации, что позволило говорить о «Джамаате Таблиг» как о «прихожей фундаментализма». В их учении одно из важных мест уделяется джихаду, который трактуется ими как джихад би-с-саиф («джихад меча»). Именно среди последователей этого течения чаще всего вербуются исполнители экстремистских акций и террористических актов по всему миру.

В Татарстане таблиговцы появились в 90-е годы прошлого века, координатором их движения в регионе был Габделазиз Загидуллин. В начале 2000-х годов, в период ректорства тогдашнего муфтия Гусмана Исхакова, среди преподавателей Российского исламского университета был один членов «Джамаата Таблиг» (в настоящий момент уже не работает).

Таблиговцы собираются в ряде казанских мечетей, в частности, их можно увидеть в мечети «Нурулла», мечети «Салихжан» и поселке Северный. Сегодня одним из лидеров «Джамаата Таблиг» в Татарстане является 34-летний Рафаэль Самигуллин, предпочитающий себя именовать просто Самигулла, который в 2003-2004 гг. обучался в Пакистане и Бангладеше. По средам таблиговцы собираются в одном из частных коттеджей поселка Северный на Шуру (собрание), где обсуждают свои планы о географии дагвата. Учение таблиговцев подразумевает необходимость миссионерской работы в мечетях, в итоге они периодически отправляются в своеобразные командировки, уходя на 1 день в неделю, 3 дня в месяц и 40 дней в году из семьи с целью выезда в мусульманские населенные пункты, чтобы там проповедовать свои взгляды. Таблиговцы из казанского поселка Северный часто отправляются в деревни Кукморского района Татарстана. При этом таблиговцы учат, что у мусульманина, который пустит таблиговца в гости или на ночлег, дом покрывается нуром (светом) Аллаха. Особенно таблиговцы любят ночевать в мечетях.

Жены, как правило, должны сидеть дома, а при появлении какого-то другого мужчины в доме (например, таблиговец пригласил к себе домой своих «братьев»), должна уйти с глаз долой (как правило, сидеть на кухне). О том, чтобы просто присутствовать в помещении с другим мужчиной, даже одевшись в никаб и при наличии мужа, не может быть и речи. Дело доходит до того, что своим женам таблиговцы запрещают слушать даже нашиды (религиозные песнопения), если их исполняет мужчина. Так, к примеру, популярная в современном Татарстане мусульманская группа «Райан», творчество которой сконцентрировано как раз на исполнении нашидов, осуждается таблиговцами «за растление женщин» и запрещается для прослушивания. Сюда стоит добавить тот факт, что даже никах (бракосочетание) у таблиговцев совершается не так, как принято у татар: жених и невеста сидят не за одним столом перед муллой, а женщину сажают либо в соседнюю комнату, либо скрывают за каким-нибудь предметом. К примеру, в казанской мечети «Нурулла» во время никаха девушку сажают за столбом, чтобы ни она жениха, ни он невесту не видели глазами. Такая практика сокрытия невесты от взора возлюбленного у татар-ханафитов во время религиозного бракосочетания не принята и воспринимается ими как дикость. 

Отправляясь в Пакистан и Бангладеш, молодые татары попадают в соответствующие учебные лагеря, построенные часто не по принципу школ или медресе с четким расписанием, а представляющие из себя больше кружки, в которые объединяются учащиеся, где на понятном для них языке ведется дагват. К примеру, с татарами, приезжающими в Пакистан или Бангладеш в таблиговские школы, никто не ведет проповеди на урду или бенгальском языке. Обычно имеется свой переводчик, который переводит проповеди местного проповедника. Именно в Пакистане (в городах Райвинд и Бхопал) и Бангладеше (в столице Дакке) проводятся ежегодные собрания-бдения таблиговцев. Целью таких «съездов» является координация действий таблиговцев. В своей структуре «Джамаат Таблиг» имеет иерархию. Во главе секты стоит верховный амир. Далее следует Шура – консультативный совет. Ключевым звеном «Джамаата Таблиг» являются марказы (центры), с которыми непосредственно связана повседневная жизнь каждого таблиговца. Там проводятся собрания (машура). В Казани такой марказ  таблиговцев действует на территории поселка Северный в одном из частных коттеджей.

Источники финансирования деятельности таблиговцев в Татарстане бывают двух типов. С одной стороны, таблиговцы стремятся вести миссионерскую работу, используя собственные средства (например, лидер таблиговцев Казани Рафаэль Самигуллин продает чай «Махмуд»), с другой стороны, они стремятся к поиску спонсоров из числа вновь обращенных бизнесменов, которые по искренности своего положения новых прозелитов не жалеют денег на проезд и питание своих новых «братьев» по вере.

7 мая 2009 года Верховным судом России «Джамаат Таблиг» был признан экстремистской международной организацией.

Стоит понимать, что сторонники Джамаата Таблиг, выступая в роли «благочестивых» мусульман и демонстрируя свою якобы аполитичность, на самом деле являются одним из прикрытий для формирования благодатной почвы в деле распространения радикальных форм ислама. Неудивительно, что порой именно салафиты заступаются за таблиговцев, хотя и не испытывают к ним чересчур большой симпатии. Солидарность салафитов с таблиговцами объяснима тем, что «микрофлора», создаваемая дагватчиками, весьма благоприятна для распространения ваххабизма. Это лишний раз подтверждает только то, что любые нетрадиционные для татарского народа течения зарубежного ислама фундаменталистского толка (будь то салафизм и «Хизб-ут-Тахрир» с Ближнего Востока или «Джамаат Таблиг» из Южной Азии), в конечном счете, представляют угрозу как для этнорелигиозной идентичности татарского народа, так и для национальной безопасности Российского государства.

 

Ислам Нурлы

Источник: www.e-umma.ru