string(55) "http://dumrt.ru/ru/articles/mm-islam/mm-islam_1374.html"
04.12.2011 21:03

Обыкновенный коттеджный поселок Торфяной недалеко от казанского санатория «Ливадия» стал известен всей России проживанием в нем общины мусульманских сектантов-файзрахманистов, названных так по имени своего «пророка» Файзрахмана Саттарова. Он родился в 1929 году. После службы в армии, где он, по его словам, научился хорошо работать на печатной машинке, что ему впоследствии пригодилось, он поступает в 1955 году в Бухарское медресе «Мир Араб», которое заканчивает в 1962 году. Потом продолжает свое обучение в Исламском институте в Ташкенте до 1964 года. В это время, кстати, начинают появляться его первые видения. Так, сидя как-то на дорожной остановке, Саттаров увидел электрический разряд из проводов проезжавшего мимо троллейбуса, посыпавшего искры и создавшего свечение. Это было растолковано будущим «пророком» в качестве «нура» - света от Аллаха[1]. По окончанию обучения в Узбекистане Саттаров возвращается в Казань и работает около года в мечети «Марджани» - на тот период времени единственной действующей мечети. Несмотря на девятилетнее обучение в мусульманских учебных заведениях советского Узбекистана по возвращению домой в Казань, Саттаров в мечети «Марджани» работает не столько имамом, сколько канцелярским служащим мутаваллията. Полученные еще в армии навыки работы в качестве штабного писаря пригодились на службе уже в мечети: он работает и секретарем, и счетоводом, и бухгалтером. Вскоре его приглашает к себе в Уфу тогдашний муфтий Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири  (ДУМЕС) Шакир Хиялетдинов, который в условиях крайне немногочисленного по числу сотрудников аппарата ДУМЕС устраивает к себе на работу Саттарова: тот выполняет те же функции ответственного секретаря в муфтияте. В 1966 году его направляют в Ленинград работать имамом, вначале всего на один месяц, но в итоге он там остается работать до 1971 года. В 1972 году Саттарова избирают на пост казыя (религиозный судья) ДУМЕС, который он занимает до 1976 года, после чего работает имамом в Ростове-на-Дону, Октябрьске и Уфе.

С 1980 года он начал проповедовать в Уфе свое учение, что вызвало резкое неприятие как у недавно избранного 31-летнего муфтия Талгата Таджуддина, так и у первого секретаря Башкирского обкома КПСС Мидхата Шакирова. В итоге его попросили уйти из ДУМЕС, и община его сторонников уменьшилась, по словам самого Саттарова с 50 человек до 20. А когда его перестали вообще пускать на территорию мечети, то от последователей осталось всего 7 человек, после чего община распалась окончательно: у Саттарова был всего один адепт. Оба «истинных мусульманина», по словам «пророка», много пострадали от советских властей.

В 1992 году он переезжает в Набережные Челны, где покупает дом и в нем организует свое медресе, в котором начинает проповедовать свое учение, собрав около 80 последователей. Периодически он наведывается в Уфу, где уже в условиях религиозного ренессанса 1990-х годов и отсутствия контроля со стороны светских властей он создает группу своих сторонников.  Приезжает он и в Казань, где также создает общину адептов своего учения, которая получила официальную регистрацию под названием «Кур’аниун вэ хадисиун» в качестве юридического лица, ей даже выделили участок под строительство мечети в Московском районе г.Казани недалеко от Дворца культуры Химиков, впрочем этой возможностью файзрахманисты не воспользовались. Один из последователей Саттарова в 1996 году приобретает участок в пос.Торфяной в Казани под медресе и начинает его обустраивать, создавая вокруг него всю жилищно-хозяйственную инфраструктуру. Постепенно все члены, включая «пророка» перебрались в 1999 году на постоянное жительство на территории этого места, за забор которого мало кто из них выходит (за исключением тех случаев, когда это необходимо).

Формирование учения секты происходило еще в советское время. В 1990-е годы Файзрахман Саттаров попытался изложить свое учение в опубликованной им книге «Иман тамырлары» («Корни веры»), изданной на татарском языке. В книге, опираясь на Коран и хадисы, «пророк» рассуждает о том, что «ислам подобен дереву, у которого есть 73 корня, но только 1 корень является истинной верой», к которой, понятное дело, Саттаров относит свое учение. При этом он считает, что Мухаммед – не последний пророк в исламе, а Аллах в разные периоды истории человечества посылает еще пророков. В настоящий момент таким пророком для человечества является он сам. При этом Саттаров не считает, что он последний пророк в исламе, а допускает, что и после него придут пророки, причем следующим пророком будет женщина. Каждый пророк и его община подвергаются определенному экзамену со стороны Аллаха: так было и с Мухаммедом, так и происходит с Саттаровым, полагает он. Суть этого экзамена (испытания) сводится к тому, чтобы жить «строго по Корану». И те, кто живет «строго по Корану», спасутся, и их Аллах направит в рай: в частности, члены общины файзрахманистов в рай попадут точно, а вот всем остальным, которые, по мнению «пророка», отошли от строго следования заветам Корана и ведя часто светский образ жизни, в рай дорога закрыта.

Интересно как Файзрахман Саттаров менял свое имя по мере получений «откровений от Аллаха». Так, в 1976 году он с его слов получил от Аллаха имя «Насрулла» («помощник Аллаха»), в 1993 году его Аллах стал называть «Расулалла» («Пророк Аллаха»). Общение с Аллахом происходит, по словам «пророка», в основном во сне, но бывает и наяву, причем Бог с ним общается на разных языках (в основном те, которые знает сам Саттаров): на татарском, арабском или русском. Несмотря на то, что себя Саттаров называет «Расулалла» («Пророк Аллаха») – эпитетом, которым в исламе называют Мухаммеда (с.г.в.), символ веры ислама файзрахманисты не искажают и происносят шахаду (свидетельство принятия ислама), как и в остальных течениях ислама: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк Аллаха («Расулалла»)», т.е. в качестве пророка имя Саттарова в первый столп ислама не включают. По его словам, до Судного Дня все пророки будут произносить шахаду в неизменном виде. Здесь стоит отметить, что Файзрахман проводит различие между помощником и пророком Аллаха: пророк получает откровения от самого Бога, а помощник Аллаха должен призывать следовать этим откровениям. В своем лице Файзрахман Саттаров он соединяет эти два понятия, но в последующем не все пророки будут помощниками Аллаха, и не все божьи помощники станут пророками. К примеру, в 2004 году ему пришло откровение, что после него самого придет еще четыре посланника и четыре пророка, одним из которых будет женщина.

Люди, по его словам, которые отказываются принимать его учение, подвергаются наказанию Аллаха. Так, в 2003 году за то, что его не признали пророком и помощником Аллаха в одном лице, насмехались над его богоизбранностью, Бог послал на Землю комету, которая должна была удариться о нашу планету. Однако файзрахманисты стали упорно молиться и просить Аллаха, чтобы он избавил человечество от такого наказания, и, по словам, Саттарова, мольбы «истинных мусульман» были услышаны Всевышним, и он изменил траекторию ее полета: Земля была спасена. После этого как раз Саттарову пришло откровение о том, что еще стоит ожидать четырех пророков и четырех божьих помощников, причем они появятся в разных частях света. Но тут, полагает Саттаров, нужно понимать, что бывают пророки и помощники Аллаха, а бывают пророки и помощники от Шайтана. В качестве примера он привел несколько историй из личного общения с такими посланниками Шайтана. Так в Альметьевске 1996-1997 гг. была группа из шести человек, один из которых провозгласил себя пророком. Он встречался с Саттаровым (не исключено, что это один из его последователей), однако тот понял, что лидер альметьевской группы не настоящий божий пророк (лидер файзрахманистов провел с ним экзамен на выявление того является ли он пророком и понял, что он лжепророк), да и вскоре он умер. В 1970-е годы, еще в бытность Файзрахмана Саттарова казыем Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири, в Самаре также объявился один из пророков, с которым Саттаров провел экзамен. Самарский «пророк» осознал, что он не пророк, «его шайтан отпустил», и стал жить обыкновенной жизнью (сейчас этот человек уже умер). Т.е. со слов Саттарова есть пророки от Аллаха, а есть пророки от Шайтана (лжепророки).

Имеются определенные различия и в совершении намаза у файзрахманистов, распространяемые, правда, только на женщин. Перед земным поклоном во время молитвы женщина должна три раза поднимать руки. На вопрос «Откуда такое нововведение в совершении намаза?» Саттаров стандартно отвечает, что ему сказал об этом сам Аллах.

У файзрахманистов есть проблемы с захоронением умерших членов. Их отказываются хоронить на мусульманских кладбищах как в городе, так и в близлежащих к Казани деревнях (скорее всего потому, что последователей Саттарова не признают за мусульман). Известен случай, что когда они решили похоронить в одном из деревенских кладбищ одного из умерших своих людей, договорившись было с жителем этой деревни об этой услуге, однако столкнулись с тем, что в процесс вмешалась милиция и прокуратура, заинтересовавшись происхождением привезенного трупа в деревню (правоохранительные органы потребовали предъявить заключение о причинах смерти, однако такого в силу запрета на допуск любых посторонних, включая врачей, в общину, естественно, не оказалось, что и вызвало естественную в такой ситуации реакцию милиции и прокуратуры). В итоге труп быстро вывезли с территории этой деревни, где местные силовые органы проявили бдительность, и похоронили на кладбище другой деревни, где это удалось, судя по всему, сделать за взятку. Однако файзрахманистов это не устроило, и с этого времени они хоронят своих умерших членов общины в открытом поле недалеко от федеральной трассы Казань-Набережные Челны (после главного постового пункта ГИБДД). На могилу они сажают дерево, что впрочем, совершенно не гарантирует сохранения могилы: как сообщил сам Файзрахман Саттаров, по полю проехал трактор, который пахал это поле для посева и вспахал заодно и могилу. В итоге, где конкретно похоронен умерший член секты, файзрахманисты сказать точно уже не могут. Но они не отчаиваются и не обижаются на это, поскольку человек все равно оказывается погребенным. И это поле файзрахманисты воспринимают как свое кладбище, «данное для этого Аллахом».

Информацию об окружающем мире, равно как и о событиях в городе, Татарстане, России и мире, файзрахманисты черпают из откровений с Аллахом. «Нам Аллах сообщает», - заявляет Саттаров. Телевизоров и радио они не держат. Впрочем, в ходе беседы «эмир» общины Гумер Ганиев проболтался, что все-таки у них есть радио, но доступ к которому, похоже, что имеет только узкий круг элиты данной секты. Поэтому, закрывшись окончательно от мира в 2001 году, файзрахманисты в курсе того, что происходят в регионе, стране и за рубежом. О событиях в окружающем мире своей пастве «пророк» рассказывает как откровения, полученные от Аллаха.

Считая только себя «истинными мусульманами», файзрахманисты отвергают любое деление ислама на мазхабы (мусульманские религиозно-правовые школы). В этом их учение напоминается ваххабизм, который также отрицает мазхабы[2]. Особую неприязнь у последователей Саттарова вызывает ханафитский мазхаб – традиционный для татар и башкир.  «Я разговаривал с муфтиями, говорил, что надо следовать только одному Корану, но они говорят, что надо следовать не только Корану, но и мазхабу Абу Ханифе, что у булгар (предки казанских татар. – Р.С.) ислам развивался в рамках этого мазхаба. Их всех еще Тамерлан наказал за это в XIV веке, что они не следовали Корану, а жили по мазхабу. Тамерлан пришел в XIV веке к Булгару и потребовал от его жителей жить строго по Корану, но они говорили, что будут жить по мазхабу, тогда он их всех переубивал. И вот уже с этого времени среди татар идет вся эта ересь – следование мазхабу Абу Ханифы, когда надо жить только по Корану. Поэтому в рай татары не попадут, попадет только наша община», - весьма оригинально изложил Саттаров историю ислама у татар, при этом высказал критику в адрес нового муфтия Татарстана Ильдуса Фаизова, который призывает следовать традиционному для татар исламу ханафитского мазхаба. Впрочем, в Духовном управлении мусульман Татарстана считают его душевнобольным человеком[3]. Официальная позиция татарстанского муфтията: файзрахманисты – это немусульмане, поскольку никаких пророков в исламе после Мухаммеда не может появиться.

Файзрахманисты в настоящее время не ведут миссионерскую деятельность с целью привлечения новых последователей в общину. Похоже, что лидеру хватает общины, в которой он и так «пророк». Тем более что она увеличивает свою численность путем рождаемости. Занимаясь на первоначальном этапе (1990-е годы) прозелитизмом с целью увеличения численности своих приверженцев, Файзрахман Саттаров после обретения устойчивой группы своих последователей решил ограничить приток последователей из вне. Постепенно старея (сейчас ему 82 года, правда, ведя отсчет по мусульманскому лунному календарю, себя он признает за 85-летнего старика), Файзрахман готовит себе достойную смену. В «государстве» файзрахманистов помимо «пророка» есть свой «эмир» (правитель) Гумер Ганиев и его секретарь Мухаммат.

Несмотря на то, что община насчитывает 70 человек, такие же группы, по словам Саттарова, есть в Набережных Челнах и Уфе. Любой, кто входит в его общину, должен отречься от своих родных, если они не хотят переселиться в общину и отгородиться от внешнего мира. Так из общения с секретарем общины Мухамматом, удалось узнать, что у него в Москве живут его жена и дети, но когда он поселился окончательно в Казани в общине, то он написал жене письмо с предложением продать все имущество и переехать жить к нему, чтобы «спастись». Однако та не пожила, в результате Мухаммат обзавелся уже новой женой в общине, а брак с первой, законной женой, что с детьми живет в Москве, был признан Саттаровым не действительным.

Хозяйство файзрахманистов представляет собой участок (ул.Торфяная, 41) в 7 соток, на территории которого располагается 3-х этажный жилой коттедж,  мечеть с минаретом, гараж с машиной, баня, собственная дизельная электростанция и другие хозяйственные постройки. Всего проживает на территории этого «государства» порядка 70 человек, причем значительную их часть составляют дети. Файзрахманисты живут коммуной: вместе питаются, молятся, живут сообща (их общежитие представляет собой отдельные комнаты для женщин, мужчин и детей, которые спят на трехярусных нарах). С 2001 года община окончательно закрылась от внешнего мира, причем ее замыкание происходило первоначально от того, что они отказывались платить коммунальные расходы. В результате, естественно, коттедж отключили вначале от света, потом телефона, газа, воды. Тогда файзрахманисты перешли на автономное хозяйство: приобрели мини-электростанцию, пробили свою скважину для воды – все это, чтобы максимально снизить контакты с внешним миром, особенно со светскими властями. Женщины рожают на территории общины, никаких прививок они детям не делают, дети в общеобразовательные школы не отдаются. Их обучением занимается сам «пророк» и учителя в медресе, которое действует в мечети, занятия по религиозным дисциплинам ведутся по составленным Саттаровым рукописным учебникам для детей, а математику (начальные классы) преподают по закупленным учебникам общеобразовательной школы. Преподается и русский язык, хотя основным языком общины является татарский. Среди членов общины есть люди разных специальностей (столяры, врачи, сварщики, автослесари, учителя и др.), которые своими навыками поддерживают функционирование хозяйства. По национальному составу община состоит из татар, хотя в ней один раз состояла и русская женщина, принявшая ислам, которая, правда, не признавала Саттарова пророком, конфликтовала с ним и в результате была изгнана. Вскоре после этого Файзрахману был знак, что пока русских принимать не следует[4].

Несколько раз государственные органы проникали на территорию «государства» файзрахманистов. Вызвано это было пожаром в одной из деревянных построек, тогда приехали пожарники и проникли на территорию общины. Впредь, чтобы такого не допускать, файзрахманисты все постройки сделали из кирпича. Впрочем, не признавая власти светского государства, они лояльно к нему относятся. Вести войну в какой-либо форме Саттаров своих последователей не призывает.

На вопрос об финансовых источниках существования общины ее лидер отвечает: «Нам помогает Аллах!», не уточняя конкретики. Раз в неделю несколько членов секты выезжают на машине за продуктами. Скорее всего, Саттарова и его последователей обеспечивают средствами родственники, не живущие в общине, но готовые помогать ее существованию. Община файзрахманистов имеет четко разработанную систему обязательного закята, которую они пытаются применить по отношению к своим прихожанам. Но ставки настолько высоки («доходит до двух третей дохода»), что «народ не соглашается»[5]. Не исключено, что община существует как и ряд других сект, когда их адепты продают имущество (квартиру, дачу), отдавая всю сумму в общую казну общины.

Файзрахманисты ведут достаточно аскетический образ жизни. Одежда у них ветхая[6], сам «пророк» ходит в халате, имеющим множество заплаток (здесь он копирует явно халифа Омара (634-644), который по легенде носил халат, в котором было 70 заплаток), все мужское население, включая детей носит на голове чалму, женщины носят никабы (платок, закрывающий лицо с узкой прорезью для глаз).

         Ряд исследователей файзрахманизма пытаются найти причины его появления в личности самого основателя учения и конкретно в его социальном аутсайдерстве Файзрахмана Саттарова: «Обучавшись в Бухаре он пробовал быть имамом и казыем, однако ничего не получилось. Затем много лет работал дворником (1980-е годы. - Р.С.), подметая улиы и убирая снег. Но такая жизнь показалось ему тяжелой, для легкой жизни он нашел ложный путь – начал приводить мусульман к присяге (брать «байгат»)»[7].

 Другие исследователи видят появление файзрахманизма в трагедии профессиональных священнослужителей советского периода. На их глазах шел процесс угасания религиозности, происходил «конец религии», причем «изживание религиозных предрассудков» было целью всего государства, естественно, вызывало в них склонность к мессианству. Невольно происходило возникновение чувства собственной исключительности, которое все укреплялось из года в год; так как читающих намаз было очень мало, то и близость к Богу становилась явственнее[8].

Возникший на татарской почве файзрахманизм, хотя и не получил широкого распространения, является ярким примером тоталитарной секты исламского происхождения. Государственные органы не видят в файзрахманистах опасности, главным образом, потому, что те не стремятся к распространению своего учения на максимально широкие массы татарского населения, понятие «джихада» в их учении не развито, а способом противостояния светскому государству они видят не в борьбе с ним, а в затворничестве. Единственные, кому непосредственно угрожают файзрахманисты, так это их дети. Неизвестно сколько в секте детей, никаких документов у них не имеется (свидетельств о рождении, паспортов), соответственно, нет учета (в том числе и военного), добавим, что детям не делаются положенные им прививки, образовательный уровень ограничивается узким набором религиозных дисциплин, а из светского образования преподаются только уроки русского и татарского языка на уровне чтения и письма и математика начальных классов. При этом дети не общаются с внешним миром, о котором они знают только из «откровений» Файзрахмана Саттарова, полученных от Аллаха. Весь их мир – это 7 суток садового участка, обнесенных забором. Это тот случай, когда органы социальной службы должны хоть как-то обратить внимание на то, растет поколение совершенно не социализированной в окружающую действительность молодежи. И именно случай с файзрахманистами, не являющимися, конечно, такой смертельной для всего остального общества угрозой как ваххабизм, тем не менее, ярко иллюстрирует, что сегодня любые нетрадиционные для татарского народа формы ислама фундаменталистского толка (как зарубежные, привнесенные из вне, так и местные, появившиеся в Татарстане) ничего хорошего для общества и особенно молодежи не несут.

Ислам Нурлы



[1] Якупов В.М. Неофициальный ислам в Татарстане: движения, течения, секты. – Казань: Издательство «Иман», 2003. – С.21

[2] Якупов В.М. Неофициальный ислам в Татарстане: движения, течения, секты. – Казань: Издательство «Иман», 2003. – С.22-23

[3] Силантьев Р.А. Новейшая история ислама в России. – М.: Алгоритм, 2007. – С.448

[4] Айсин К.Н. Семь соток для «партии Аллаха»: Под Казанью действует община «истинных мусульман» // Независимая газета – Религии. – 19 декабря 2007 года: http://religion.ng.ru/problems/2007-12-19/6_allah.html

[5] Мухаметшин Р.М. Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана в ХХ веке. – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. – С.217

[6] Демидова Е. Файзрахманисты – «истинные сыны Аллаха» // Religo.ru, 19 декабря 2009 года: http://religo.ru/photo/2897

[7] Мофлюханов Н. Отдалимся от заблуждения // газета «Иман». - 1998. - №7 (апрель)

[8] Якупов В.М. Ислам в Татарстане в 1990-е годы. – Казань: Издательство «Иман», 2005. – С.124

 

Источник: www.e-umma.ru