string(55) "http://dumrt.ru/ru/articles/mm-islam/mm-islam_1375.html"
04.12.2011 20:00

Беседа с религиоведом, кандидатом социологических наук, доцентом философского факультета КФУ Астаховой Ларисой Сергеевной.

- Уважаемая Лариса Сергеевна, рассматривая секты в методологическом ключе, можно обнаружить ряд вопросов - размытость определения термина «секта», правомерность его использования, стандарты преподавания сектоведения. Как на них отвечают религиоведы?

Уже в определениях терминов, названиях учебных дисциплин мы видим, как проявляется методологическая сложность. Во-первых, если для религиозного человека или для религиоведа употребление термина «секта» или «культ» в данном контексте логично, так как это подчеркивает их отделенность от основного традиционного течения, то в светском понимании употребление этих терминов может быть неправильно понято. Но в российском законодательстве термин «секта» не упоминается. В результате мы упираемся в удивительную правовую коллизию. В международных документах это слово используется, а мы, признав их, не используем полноценно термины, прописанные в них, в полной мере. Более того, приминяя этот термин в отношении какой-либо организации без злого умысла в рамках международного определения, мы рискуем нарваться на неприятности со стороны судебных органов.

Возвращаясь к преподаванию, существуют стандарты преподавания предметов, связанных с новыми религиями как  для светских, так и для религиозных учебных учреждений. Но там, где идет углубленное изучение проблемы новых течений, такой стандарт слишком мал. Существует проблема и в качестве преподавания. Во многих университетах преподаватели воспринимают этот предмет как некую обузу. Не хватает специалистов в данной области. Это происходит потому, что предмет должен преподавать человек, который занимается исследованиями в данной области. А на современном этапе преподаватели просто не успевают отслеживать развитие тех или иных сект и появление новых. Религиоведение  – молодая наука, и нестабильна в некотором роде.

Сектоведение – как самостоятельный спецкурс или в рамках религиоведения – должен преподаваться во всех высших учебных заведениях, как религиозных, так и светских. На нашем факультете у религиоведов есть предмет «Нетрадиционные религиозные движения и культы».

- Есть ли точное определение традиционной религии?

Каждый исследователь разрабатывает свой терминологический аппарат. Я читаю эту дисциплину в университете и даю подробный разбор практически всех терминов, какие есть. С определением «традиционности» и «нетрадиционности» религии существует проблема. Что положить в основу «традиционности»? По сути, в основе лежит социальный институт, в данном случае - институт церкви. Но употребление этого термина в определении традиционности нельзя распространить на все религии, так как классификация была создана учеными, воспитанными в христианском ключе и основывавшими свой категориальный аппарат именно на христианских понятиях. Существует огромная сложность в определении терминов в поликонфессиональных регионах, где сложно обнаружить границу между традицией и новацией. Например, если мы углубимся в историю, то увидим, что для Руси традиционной религией было язычество. Оно  сегодня возрождается, и последователей этого течения мы называем неоязычниками. Но это лишь попытка возродить оборванную традицию обществом, для которого сегодня этой традицией стали другие взгляды – православие.

Я определяю традиционность как “укорененность”, культуро-образующий фактор. То есть, если рассматривать отдельный регион, то мы обращаем внимание на культуру взаимоотношений людей в разных сферах деятельности. Если религия оказала значительное влияние на данную местность, если она настолько укоренена в быту и в обыденной жизни, что мы, удаляя этот фактор получаем определенную пустоту, и без этого фактора невозможно рассматривать данный регион, тогда можно говорить о традиционности этого религиозного направления. Кроме того, складывается определенная система государственно-конфессионального баланса, и в этом случае религию можно назвать традиционной.

С этой точки зрения, марийцы, например, с их традиционным язычеством занимают общественную нишу, и язычество выполняет определенные функции в их обществе, и можно сказать, что оно у них действительно историческое. В противовес этому есть славянские регионы, которые пытаются восстановить славянское язычество, но там видно, что язычество нетрадиционно, оно исскуственно возрождаемо, потому к нему и применима приставка “нео” - неоязычество .

- Устанавливаете ли вы контакты с представителями религиозных организаций?

- Я считаю, что это нужно, но к любым контактам такого рода нужно подходить очень аккуратно. Дело в том, что большинство организаций не являются нашими порождениями. Они приходят со стороны. Естественно, они имеют свою историю взаимодействия с обществом и государством. Но мы не всегда знаем, какую именно. На многие новые организации, зачастую исключительно из-за их «новизны» и уже поэтому несправедливо, вешают ярлыки неблагонадежности, “секты”. Но если мы рассмотрим этот термин в религиоведческом ключе, то он означает закрытость и даже враждебность к обществу, государству. Не все религиозные организации такие. Тем не менее, в нашей стране может зарегистрироваться почти любая религиозная группа и организация без должной экспертизы, а значит, есть шанс столкнуться с деструктивным культом.

Я устанавливаю контакты с представителями разных религиозных организаций, но не с руководством. Руководство всегда создаст социально приемлемый образ. Также разрешаю, даже рекомендую своим студентам посещать мероприятия, внутренние заседания этих организаций. Но если студент внушаемый или я узнаю, что данную организацию подозревают в воздействии на людей определенными веществами, то, естественно, ни о каком включенном наблюдении речи быть не может. Для изучения подобных организаций для студентов у нас есть большая коллекция видеосъемок и других материалов.

- Что Вы посоветуете простым людям? Могут ли они посещать разного рода мероприятия, организованные религиозными сообществами?

- Не стоит посещать мероприятия неизвестных вам организаций только из любопытства.

Чтобы осуществлять любого рода погружение в организацию нужно иметь очень сильное духовное руководство со стороны, например, представителя традиционного вероучения – со стороны будет сильно заметно, если вы начнете изменять свое поведение кардиальным и социально неприемлемым образом.  Необходима жесткая фиксация и контроль.

- Каким образом некоторые секты попадают в разряд деструктивных?

Деструктивность любой религиозной группы в конечном итоге  подтверждают суды – в данном случае и в отношении религиозных организаций должна действовать своего рода «презумпция невиновности». Народная молва иногда опережает вышеупомянутые органы. Это происходит даже  в том случае, когда терактов данное течение не осуществляло, но, по мнению людей, оно осуществляет деструктивную политику, например, не признает государство, «уходит в леса», не отдает детей в армию, или наоборот слишком плотно занимается военной подготовкой членов организации. Однако все это не может быть стопроцентным признаком сектанства, так как даже в РПЦ существует, например, сообщество казаков, которые очень строги в соблюдении всех христианских канонов и достаточно много времени уделяют дисциплине и военной подготовке. Народная молва не может быть критерием к оценке. Так пару лет назад проводилось Всероссийское социологическое исследование, по которому ислам, по оценкам молодежи до 24 лет, был включен в перечень опасных для общества религий.  Понятно, что они не имели в виду ислам как таковой. Эта реакция была направлена на псевдоисламские организации, деятельность которых является экстремистской.

-Есть ли специальные комиссии, которые проверяют религозные организации?

- Существует экспертиза, которая устанавливает, является ли данная организация религиозной или нет. Религиозные организации получают определенные налоговые льготы . В США, например, специфическая система освобождения от налогов, что в результате  породило соблазн некоторых организаций изобретать вероучение, чтобы числиться как религиозные. Чаще всего такая экспертиза выносит положительное решение и организация регистрируется.

Что касается выявления экстремистских организаций, то для этого собирается специальная экспертиза уже после запроса соответствующих органов. В идеале, любая организация, которая претендует на право быть зарегистрированной как религиозная,  должна пройти более глубокую экспертизу, касающуюся вероучения и потенциальной опасности для общества. Но в последнем опять получается коллизия - люди еще ничего плохого не сделали, а мы уже обвиняем их в том, что они потенциально опасны.

Относительно недавно был создан Поволжский межрегиональных центр экспертиз, в рамках которого есть отдел религиоведческой экспертизы, который формально возглавляю я. В  уставе центра была прописана экспертиза для новых регистрируемых религиозных организаций.

Пока в основном востребована психологическая экспертиза, даже для религиозных организаций. Я считаю, что этого недостаточно, ведь важно знать, что проповедует данное течение, является ли оно традицией или ее искажением. Даже если рассматривать сборник проповедей, который на первый взгляд безобиден, можно найти в нем скрытые манипуляции, в результате чего человеку преподносят совершенно другую систему вероубеждений. Это разглядит только религиовед.

Более того, у центра существует проблемы, связанные с обучением специалистов,а также их защитой. У нас не существует института защиты экспертов.

В целом, меня удивляет несовершенство системы подобных экспертиз в РФ. Когда в одно время запретили две известные религиозные организации в Москве и Московской области, они все перебрались в Казань. Получилось так, что их запретили в одном субъекте РФ, но в другом субъекте на их деятельность запрета никакого нет.

Поэтому и структура экспертных комиссий кажется размытой.

Что вы думаете о нетрадиционных для ислама течениях, например,салафизме?

- В религиоведении есть термин «старая секта». Он применяется к тем организациям, которые по времени созданы давно, но при этом продолжают сохранять в себе все признаки секты, то есть ту же самую отстраненность, противодействие основному вероучению или даже противопоставление себя ему, попытку жесткой структуризации и иерархизации. Когда я в первый раз столкнулась с ваххабизмом в научной литературе, я поняла, что все признаки старой секты к нему применимы. Все исторические изменения не оказали особого влияние на это вероучение.

Сложно провести грань между традиционным исламом и салафизмом, особенно несведущим людям. Не случайно сегодня разрабатываются рекомендации типа «10 пунктов о мечети, прежде чем туда идти». Действительно, очень много зависит от руководителя общины. Он должен быть достаточно грамотным, чтобы объяснять людям суть традиционного вероучения. Однако для того чтобы развиваться в рамках вероучения, нужно учиться, узнавать, а у нас большое количество людей за знаниями выезжало за рубеж, и говорить о том, что они исповедуют традиционную для местности религию, становится сложно.

- Секты приносят вред обществу, государству и отдельным людям. Но почему-то люди идут туда. Существуют ли профилактические меры?

- Я считаю, что религия должна быть очень четко отделена от государства. Я понимаю, религия - сильный козырь в политике, но именно поэтому разумно держаться от нее подальше. Чем меньше они взаимодействуют, тем лучше. Также понятно, почему нужен ислам в рамках национальной идеи Татарстана. Но и с этим желательно быть аккуратным, так как существует много нетрадиционных течений ислама и связанных с ними «подводных камней».

Чем больше заигрывают с религией власти – тем больше будет сект. Потому что секта - это та самая оппозиция, которая пытается показать, что традиционные религии слишком углубились в повседневность, прежде всего – в политическую жизнь. Это психологический парадокс. Если говорить о том, что то или иное течение противоречит политике государства, определенное количество людей наоборот поддержат это течение, то есть уйдут в религиозную оппозицию. Это разобщенность бесконечна и невыгодна никому.

Однако прогнозы оптимистичны, так как на сегодняшний момент по-настоящему  новых религиозных организаций регистрируется все меньше и меньше. Будем надеяться, что это повсеместное дробление прекратится.

 

 

Беседовала Гузель Максютова

Источник: www.e-umma.ru