string(55) "http://dumrt.ru/ru/articles/mm-islam/mm-islam_1387.html"
02.11.2011 09:10

Статья Диляры Ахметовой «Куда дрейфует Татарстан», опубликованная на сайте IslamRF, честно говоря, меня ввергла в уныние. Если одна из самых профессиональных журналистов в мусульманских СМИ заговорила о «черных пятнах на репутации региона», появлении в республике дубинок которыми «можно лупить по голове татарстанского руководства», досадных промахах, превращающихся, в серьезные проблемы, невольно начинаешь думать, может быть, действительно, все так плохо в Татарстане. Действительно ли «дело движется к разрушению межнационального и межконфессионального баланса», который у нас сложился?

Но после прочтения статьи, сразу же возникает вопрос, а как в других регионах, лучше или еще хуже. Например, почему не рассуждать о процессах, происходящих в Башкортостане. Тем более, буквально недавно Президент России Дмитрий Медведев заявил о необходимости вести жесткую борьбу с экстремистскими структурами в Башкирии. "Я знаю, что в ряде регионов Башкортостана расплодились экстремистские структуры, для меня это не новость, мне об этом докладывают регулярно ФСБ и другие правоохранительные органы", - сказал глава государства на встрече с молодежью.

Но автор ни разу не упомянул другие регионы, возможно понимая, что у них дубинок-то намного больше и сравнение будет в пользу Татарстана. Живем – то мы в едином правовом пространстве, вертикаль власти в России давно выстроена и поэтому не совсем логично требовать от Татарстана решения насущных проблем, касающейся всей России. Например, изучение национальных языков в школах. Д.Ахметова, я думаю, прекрасно знает о принятии общероссийских федеральных стандартов по школьному образованию и роль Татарстана в принятии окончательного решения по этому вопросу. Поэтому не совсем понятен словесный пассаж по поводу того, что «программа по изучению татарского языка в школах стала трещать по швам под натиском националистов».

Дела «Думские»

Насчет провала внутренней политики в этноконфессиональной сфере тоже сделано очень смелое заявление. Одним из серьезных доводов для такого заявления для Д. Ахметовой стал уход «со скандалом главы образцово-показательного духовного управления» и выборы нового «с еще большим скандалом».  Мы здесь в Казани что-то скандалов не припоминаем. В Татарстане это событие рассматривали как закономерный результат в формировании нового видения государственно-исламских отношений. Попробую изложить свое понимание этой ситуации.

Подводя итоги двенадцатилетнего руководства Гусмана Исхакова, следует отметить выстраивание ДУМ РТ управленческой вертикали. Правда, ее эффективность требует особого анализа. Но, тем не менее, в этом плане ДУМ РТ можно ставить в пример остальным духовным управлениям мусульман России. В России нельзя назвать другого регионального духовного управления, сумевшего выстроить подобную вертикаль. Можно сказать, что в Татарстане намного серьезнее, чем в других регионах отнеслись проблеме институционализации и структурализации мусульманского сообщества. Дело в том, что в исламе нет деления на светское и религиозное, и поэтому в мусульманских государствах исламские институты функционируют не просто в тесном контакте с властными структурами, но и, по сути дела, являются элементом политической системы этих государств. Поскольку Россия является светским государством, задача выстраивания собственных институтов является проблемой самих мусульманских сообществ. Но это не значит, что ДУМы сами самостоятельно способны решать все свои проблемы без продуманной конфессиональной политики на местах. Возьмите хотя бы строительство мечетей. Было бы наивно полагать, что 1300 мечетей по республике и более 50 в Казани является результатом деятельности только ДУМ РТ. Поэтому создание оптимальной модели, к тому же еще работающей – это, безусловно, очень важно. В Татарстане она была выстроена.

Тем не менее, отставка муфтия РТ, через год после его единогласного избрания на съезде мусульман состоялась. Но она не могла быть случайной. Дело, в данном случае, в том, что ДУМ РТ, который свой статус «образцово-показательного» управления заработал в том числе и благодаря профессионально выстроенной конфессиональной политике в республике, в последние годы пыталось самостоятельно реализовать свое видение перспектив развития мусульманского сообщества. В связи с тем, что определение стратегических задач функционирования мусульманского сообщества является важнейшим направлением формирования конфессиональной политики, органы государственной власти так же имели свое видение этой проблемы. В последние годы представления о перспективах функционирования мусульманской общины со стороны государства и ДУМ РТ заметно отличались. Даже более того, они в официально не заявленной форме приобрели форму разногласий. Ключевой проблемой в этом контексте стало понимание перспектив исламского возрождения в республике. ДУМ РТ исламское возрождение, в первую очередь, рассматривало как процесс возвращения ислама в духовную жизнь общества, при этом, особо не акцентируя внимание на роль ислама в возрождении традиционных духовных ценностей. А органы государственной власти для выстраивания полноценной конфессиональной политики, ислам, в первую очередь, рассматривали как некий инструмент возвращения в общества традиций и ценностей, которые в течение многих веков способствовали формированию приемлемых для такого многонационального общества как Россия внутри и межконфессиональных отношений.

Если на начальной стадии возвращения ислама в общество процессы институционализации завуалировали разные подходы, то в последние годы на первый план вышли сложные богословские проблемы, которые требуют четкого определения своей позиции. ДУМ РТ не смог определить свою позицию. Точнее, не смог выработать новое стратегическое видение своей деятельности. Эксперты в области ислама уже давно наблюдали за развитием взаимоотношений между органами власти республики и ДУМ РТ, при этом отмечая охлаждение этих отношений и подчеркивая его серьезные подоплеки. Решение этого разногласия ожидалось на очередном съезде мусульман РТ в 2010 году. Но решение съезда в этом вопросе оказалось половинчатым: появился первый заместитель муфтия ДУМ РТ, которому вменялось в обязанность определение новых тенденций в деятельности ДУМ РТ. На съезде это было четко обозначено в выступлении Президента РТ М.Ш.Шаймиева, который обратил внимание на то, что «процесс возвращения традиций в татарское общество пока не стал духовно консолидирующим фактором. Напротив, мы видим, что в отношении к традициям поляризация представлений всё больше и больше углубляется. Более того, всё чаще словосочетание "ханафитский мазхаб" становится прикрытием для отдельных лиц, распространяющих чуждые для татар религиозные идеи, иначе они не смогли бы работать в мечетях Татарстана. А ведь в уставе ДУМ записано, что мусульмане республики приверженцы ханафитского мазхаба. В этом вопросе должна быть жесткая позиция нашего духовенства. Следующий срок будет для ДУМ РТ ключевым в решении этого вопроса».

Устами Президента власть довольно жестко обозначила негативные тенденции в деятельности ДУМ РТ: «О негативных проявлениях в мусульманском сообществе Татарстана свидетельствуют и судебные процессы над участниками радикальных религиозных групп, и многочисленные обращения граждан по поводу совершения имамами в районах и городах ритуалов и чтения проповедей по нетрадиционному для нашего народа порядку. И это уже становится достаточно серьёзной проблемой, требующей незамедлительного принятия мер. И, в первую очередь, со стороны Духовного управления мусульман, муфтия, имам-мухтасибов».

Но стороны ДУМ РТ серьезных выводов не последовало. События, которые произошли в Нурлатском районе Татарстана в ноябре 2010 года, заставили заговорить о накопившихся проблемах более открыто и резко, чем раньше. Силами правоохранителей и спецслужб в этом районе была ликвидирована вооруженная группа радикально настроенных мусульман.

Позиция ДУМ РТ по этому событию оказалась более чем туманной, но предсказуемой. Властные структуры сделали более конкретные и четкие выводы от этих событий, чем ДУМ РТ. Начальник Центра по противодействию экстремизму МВД по РТ М. Галлямов обратил внимание на то, что «События в Нурлатском районе, ликвидация вооруженной группы… показали, что ситуация непростая.… Бывало и так, что представители религиозной общественности говорили нашим сотрудникам: "Зачем вы поднимаете шум? У нас все нормально. Вы действуете в угоду чужим интересам". Поддерживали их и другие авторитетные деятели, убеждая нас не поднимать лишнего шума, поскольку "это может повредить репутации республики". После таких откровений со стороны представителей власти, ни у кого не осталось и тени сомнения о причинах отставки муфтия ДУМ РТ «по состоянию здоровья». А где здесь скандал и провал конфессиональной политики? И вообще, можно ли назвать какой-либо регион России, где власти так четко определяют свою позицию по вопросу конфессиональных отношений?

 Да и сама Д.Ахметова еще в декабре 2010 года писала, что в Татарстане «Сегодня поддерживать искусственный баланс между различными идеологиями не представляется возможным – каждая из них в той степени зрелая и оформленная, имеет определенное количество сторонников и на компромисс не пойдет, нужно определяться с будущим ислама в Татарстане концептуально. Выросло и оперилось не только поколение салафитских имамов, но и убежденных ханафитов, которые также последовательно отстаивают свои позиции и активно работают, хотя и не ведут себя так агрессивно как салафиты.» Действительно, необходимо было определиться с перспективой развития ислама в республике. Поэтому выборы нового муфтия Татарстана тоже стали продолжением определения приоритетных задач конфессиональной политики. А этим выборам предшествовали не скандалы, а жаркие дебаты по поводу определения перспектив дальнейшего развития самой уммы. Если недовольные предполагаемой кандидатурой муфтия об этом писали открыто, то почему это называть скандалом, а предположим не плюрализмом мнений, свободой слова и тд.? Скандал все-таки это больше сфера нарушения правовых норм, а не борьба довольно сомнительных компроматов на страницах СМИ.

Что возрождаем?

Уже в процессе подготовки к съезду мусульман Татарстана приоритетные задачи были обозначены: определение эффективных форм работы ДУМ РТ в рамках соответствующих правовых норм и богословских принципов; совершенствование системы мусульманского образования. Для экспертов в области ислама нет никакого секрета в том, что правовой нигилизм и богословская чехарда стали нормой для многих религиозных организаций России. Богословские разногласия, безусловно, они были, есть и будут. Это вполне естественно. И даже более того, ислам благодаря своей гибкости и плюрализма в области богословия сумел сохранить свое единство. Но сегодня речь идет не о мусульманском сообществе вообще, а о функционировании религиозных организаций в рамках своих уставов, где помимо правовых норм прописаны и мазхабические ориентиры. Сегодня создается впечатление, что многие ДУМ уже давно забыли о своих уставах, особенно те его разделы, которые касаются богословско-правовых норм. Так вот, в Татарстане мусульманским общинам и самому ДУМ РТ было предложено жить по уставу, что вызвало не просто недовольство, а истерику со стороны определенной части духовенства. Заговорили о нарушении мира и спокойствия в республике, стали пугать повторением «кавказского» варианта. Но надолго ли может продолжаться мир в регионе, если деятельность мусульманских общин строится на грубом нарушении уставных требований? Конечно, нет.

Сегодня ДУМ РТ пытается строить свою деятельность на основе обновленного устава. Идет очень непростой процесс формирования новой команды; недовольные уходят, новые приходят, несоответствующих новым требованиям просят освободить место. А разве существует другой сценарий формирования команды? Кажется, нет. Почему тогда сразу «кадровые зачистки и шельмование неугодных»? Да ивообще не рано ли делать серьезные выводы о деятельности нового состава ДУМ РТ, проработавшего меньше года? Сохранение в составе новой команды старых кадров, не свидетельствует ли об отсутствии «кадровой зачистки»? Конфессиональная политика в данной ситуации не должна сводиться только к формированию работоспособной новой команды. Она должна учитывать если не интересы, то, по крайней мере, наличие и тех мусульман и представителей духовенства, которые не совсем вписываются в новый формат конфессиональных отношений. В Татарстане и органы власти, и ДУМ РТ это понимают, что, безусловно, обнадеживает.

То что, сегодня ДУМ РТ особое внимание уделяет системе образования, тоже свидетельствует о том, что духовное управление строит планы на дальнюю перспективу. Открытие Центра переподготовки имамов и преподавателей учебных заведений при РИУ, через который пройдут все имамы республики через каждые четыре года, республиканский семинар преподавателей воскресных курсов с презентацией единой программы, принятие единых учебных программ для средних учебных заведений, серьезные кадровые изменения в медресе гг.Альметьевск и Нижнекамск –для первого года деятельности не так уж мало. Кстати, не так уж плохо обстоят дела по подготовке кадров для татарских мечетей. В РИУ учатся студенты из 45 регионов России, медресе «Мухаммадия», имеющее более 1000 шакирдов, обучение ведет практически на татарском языке. Поэтому выглядят совершенно фантастическими цифры об обучающихся в наших учебных заведениях студентов из стран СНГ, которые гуляют в интернет пространстве. В «Мухаммадии» их всего 3% (а не 60%!), а в РИУ 7% (а не 30%). Но мы не можем не сотрудничать с зарубежными странами, особенно СНГ. Не говоря уже о стратегических целях России в этом пространстве, хотя бы потому, что в этих странах живут и наши соплеменники, которые нуждаются в наших кадрах. Например, на Украине, даже в регионах компактного проживания татар, практически нет татарских имамов. Поэтому и духовное управление Украины, и основные учебные заведения находятся под влиянием зарубежных мусульманских проповедников. И где же повод кичиться тем, что мы куем кадры только для Татарстана и России?

О татаро-мусульманских «тусовках»

Самое загадочное место в статье Д.Ахметовой – это уничижительно негативное отношение к форумам религиозных деятелей, которые проходят в Казани (загадочность в смысле: к чему бы это). По ее мнению, II Форум 2011 года «содержательной точки зрения был провальным». Провальным форум был потому, что оказывается «новый мега-проект, супер-идея о том, где место татар и каково их значение в глобальном масштабе, куда движется татарская нация - не было сформулирована». Но перед кем ставить эту супер – идею? Перед мусульманским духовенством, которого как совершенно справедливо пишет сама Д.Ахметова, «как цельного субъекта пока еще нет»? Перед нашими религиозными деятелями, которые являются этническими татарами, но пока так далеки от понимания глубин национальной истории и богословского наследия? Не следует ли начинать с более земных проблем: обсуждать насущные проблемы татаро-мусульманского сообщества? Секции, посвященные проблемам махалли, формирования исламской инфраструктуры и средствам массовой информации, которые работали в рамках II Форума, разве не поднимали насущные проблемы мусульман? Усиление роли махалли в условиях исчезновения других нациообразующих факторов, консолидация вокруг исламской инфраструктуры татарское бизнес сообщества для использования национального капитала в интересах народа, исламские СМИ как эффективный инструмент формирования мусульманской интеллигенции – это разве не подступы к супер-идее? Да, на II Форуме высокопарных идей было меньше, чем на I Форуме. На III Форуме будет еще меньше.

В любом случае, форумы изначально не могут быть провальными. В первую очередь потому, что это пока единственная площадка, хотя бы временно объединяющая непримиримые по самым абсурдным причинам религиозные организации и дающую надежду на то, что объединение возможно и необходимо.

Самое обидное в этом контексте то, что мы, представители татаро-мусульманского сообщества, сами этого не замечая (а может и замечая) превращаемся в дубинку добивания этого перспективного проекта. У меня нет и тени сомнения в том, что и без нас такие найдутся. Тем более пищу для размышлений подбрасываем очень часто.

Заметки на полях

Для усиления своих аргументов Д.Ахметова очень много внимания уделяет персоне Раиса Сулейманова. Логика ее суждений сводятся к тому, что при таких экспертах внутренняя политика республики уж точно будет провальной. Да, действительно, Р.Сулейманов в последнее время очень много пишет об исламе в Татарстане. Но при этом невольно задаешься вопросом: причем здесь внутренняя политика Татарстана? Дело в том, что Р.Сулейманов является руководителем Центра в Российском институте стратегических исследований, который является государственным учреждением, созданным аппаратом Президента(!) России. Нравится или не нравится позиция Р.Сулейманова, в любом случае, нужно иметь ввиду, что он является представителем московского эксперт сообщества.

P.S. Диляра Ахметова всегда писала много и продуктивно о Татарстане. После долгих раздумий по поводу этой статьи, я пришел к самому банальному выводу: давно не приезжала в Татарстан. За последнее время в республики происходят такие процессы, которые не терпят преждевременных выводов.

Рафик МУХАМЕТШИН

 

http://www.islam-portal.ru