string(55) "http://dumrt.ru/ru/articles/mm-islam/mm-islam_1405.html"
10.10.2011 10:20

Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) организовал всероссийскую научно-практическую конференцию «Турецкое влияние на постсоветское пространство», которая прошла в рамках заседания Казанского экспертного клуба РИСИ.
На конференции были рассмотрены проблемы внешней политики Турции в отношении стран СНГ а также этнического и религиозного влияния Анкары на тюркские республики постсоветского пространства, в особенности на Татарстан.

Взаимоотношения России и Турции на протяжении веков были непростыми. И часто между двумя государствами (Османской и Российской империями в историческом обзоре) возникали вполне объективные противоречия. Об истории этих взаимоотношений участники конференции узнали из доклада руководителя Центра евразийских и международных исследований Казанского (Приволжского) федерального университета Булата Ягудина. По словам докладчика, на сегодняшний день у Турции прекрасные отношения с нашим государством – уровень внешнеторговых связей велик, обороты достигают 40 млрд. долларов. Согласительная политика Турции видна в ее самоустранении в решении таких проблем, как закрытие татаро-турецких лицеев и ссылка турецких преподавателей. Россия строит атомную станцию на территории Турции, что так же говорит о том, что это государство открыто и готово к взаимовыгодному и перспективному сотрудничеству.

Затрагивая вопросы истории, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов вспомнил о том, что когда в 1551 году татары обратились с просьбой о помощи к тогдашнему османскому султану Сулейману Великолепному, он не помог, и Казань была взята. Тем не менее, османские земли всегда были землями, куда совершали хиджру многие татары. Великий поэт Габдулла Тукая высмеивал эту тенденцию, и тем пикантнее стала ситуация во время визита премьер-министра Турции Раджиба Эрдогана в Татарстан, когда он в своем выступлении цитировал именно туркофоба Габдуллу Тукая.

В конце советской истории, во время взрыва общественно-политического движения авангардом политической активности выступало татарское национальное движение. Именно оно выступало за восстановление связей с Турцией. Вспомним, что первые зарубежные визиты экс-президента Татарстана Минтимира Шаймиева были в США и Турцию. Турция воспринималась как западное государство, которое своей этно-конфессиональной идентичностью напоминало Татарстан. Открытие, а потом и закрытие татаро-турецких лицеев Раис Сулейманов объяснил тем, что внедрение этих учебных учреждений в Татарстане являлось стратегическим шагом для Турции. Он рассчитан на то, что через 10-20 лет выпускники ТТЛ, которые в любом случае комплементарны по отношении к Турции, будут составлять элиту Татарстана и возьмут курс именно на Турцию и построение взаимоотношений с ней при любых политических раскладах.

Заведующий Отделом истории общественной мысли и исламоведения Института истории Академии наук Республики Татарстан Шагавиев Дамир сообщил, что тема религиозного влияния
Турции на Татарстан не совсем раскрыта, нет подробных и детальных исследований в этой области. Связи с Турцией в этой сфере формируются за счет развития трех направлений – официального, нурсизма и суфизма.

Официальное взаимодействие происходит на уровне организации министерства по религиозным делам Турции, у которого налажены связи с ДУМ РТ и исламскими вузами Татарстана, а также с другими российскими вузами. Оно проявляется в области мусульманского образования. Молодежь выезжает на учебу в Турцию, заканчивают бакалавриат, магистратуру, единицы получают докторскую ученую степень в области теологии. Такие специалисты для нашего исламского образования очень нужны. Но таких студентов очень мало, если сравнивать с численностью татарстанцев, обучающихся в исламских учебных заведениях арабских стран.

Дамир Шагавиев сказал, что по официальным каналам из Турции приезжали профессора, доктора теологии на короткие сроки, чтобы читать для студентов факультативные курсы по узким специализациям шариата. Одновременно эти визит-профессоры занимались благотворительной деятельностью, участвовали в мероприятиях ифтаров и Курбан байрама. Турецкие ученые хорошо знают татарского мыслителя и богослова Мусу Бигиева, и считают, что народ, который дал мусульманскому миру такого великого ученого, в будущем также будет играть большую роль в развитии уммы. Поэтому исследователи из Турции хотят приезжать в Казань для изучения феномена джадидизма, при этом они готовы читать спецкурсы по исламским наукам, например, студентам РИУ.

Дамир Шагавиев также отметил, что ТТЛ в Татарстане не были замечены в распространении идей нурсизма и ислама вообще, в отличии, например, от лицеев в Казахстане или Киргизстане. Тем не менее, гюленовское направление нурсистов имеет место быть в нашей республике, хотя и очень ограниченное. Оно продвигает интересы Турции в России и, возможно, с одобрения Турецкого правительства. Однако турецкое направление ислама пока не популярно в Татарстане, где предпочитают слушать арабских проповедников и выезжать на учебу в арабские страны.

В Турции очень сильно развит суфизм, а среди татар раньше также было очень много людей, увлеченных этим направлением, более того, были свои шейхи и мюриды, хоть и не такие известные, как на Кавказе. Самые известные татарские шейхи – Зайнулла Расулев и Мухаммад Закир Чистави принадлежали к тарикату Накшбандия, а он самый распространенный в Турции. Вполне закономерно, что на сегодняшний день количество приверженцев данного тариката растет (правда, медленно), т.е. в РТ появились среди духовенства и обычных мусульман мюриды турецких шейхов Накшбандия. Но речь идет о нескольких десятках последователей.

Турецкое влияние на Южном Кавказе начальник Сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина видит во взаимоотношении Турции с Арменией, которые обострились из-за нерешенной ситуации в Нагорном Карабахе. Турецкая граница остается закрытой, и дипломатических отношений между Арменией и Турцией нет, однако на уровне культурного взаимодействия наблюдается потепление. Что касается Азербайджана, то, несмотря на громкие заявления некоторых кругов о том, что азербайджанцы и турки – братья по крови, никакой перспективы объединения в Великий Туран даже в теории не обсуждается. Азербайджан также не доволен заигрыванием Турции с Арменией.

Грузино-турецкие отношения достаточно напряженные. В последнее время поднимается вопрос о состоянии грузинских церквей на территории Турции. Но это далеко не единственный вопрос между двумя странами, Яна Амелина упомянула, что Грузия практически потеряла продовольственную безопасность, фактически все продовольствие, которое она использует, она получает из Турции.

Много внимания уделяется  усилению Турецкого влияния в Аджарии, однако, по мнению Яны Амелиной, оно не столь сильно проявляется. Абхазия связана с Турцией тем, что численность абхазцев, проживающих в Турции, в несколько раз превышает их численность в родном государстве. Главной проблемой Абхазии в этом смысле стал возврат потомков мухаджиров, переселившихся когда-то в Османскую империю, тем самым Абхазия хочет поправить свою демографическую ситуацию.

По словам эксперта, между Россией и Турцией много общего, Кавказ мог бы связать интересы двух государств, и большое сожаление вызывает размытая стратегия во внешней политике государств в отношении друг друга. Но в обозримом будущем улучшения ситуации в этой сфере не предвидится.

Председатель Общества ревнителей истории города Казани Ордынский Василий Витальевич рассказал участникам конференции о проблемах турков-месхетинцев - тюркоязычного народа, происходящего из грузинской областиМесхетия и в настоящее время рассеянного по миру. Турция, которую многие турки-месхетинцы рассматривают в качестве настоящей родины, начала программу по приему месхетинских иммигрантов, с заселением их в бедные восточные районы страны с преобладающим курдским населением. Это не соответствовало ожиданиям месхетинцев, которые не стали заселяться на отведенные им территории и расселились в большинстве своём в городах Бурса, Игдыр и др. Сейчас в Турции действует специальный закон, облегчающий получение турками-месхетинцами турецкого гражданства.

Значительная группа месхетинцев компактно осела в юго-западных районах Краснодарского края России. Однако, как в силу общей политики местных властей по противодействию иммиграции в этот край, так и в особенности из-за возникшей неприязни именно к месхетинцам, последние испытывают притеснения со стороны районных администраций и негативное отношение местного казацкого населения.

По итогам работы конференции было выведено, что Турция как западное государство с пассионарным населением представляет интерес России в сфере развития отношений во многих сферах, а изучение этих взаимоотношений – задача современных социологов и политологов.

Подготовила Гузель Максютова

www.e-umma.ru