string(53) "http://dumrt.ru/ru/articles/society/society_4558.html"
12.11.2011 10:58

3 ноября 2011 года в рамках международной конференции "Ислам в мультикультурном мире", прошедшем в Казанском федеральном университете, состоялся круглый стол "Право светских государств и исламское право в мультикультурном обществе: вопросы конвергенции". Участники встречи обсудили исторический опыт взаимодействия исламского права и светского права России, религиозные традиции в сравнении с современной правовой системой, исламское право и нравственные начала светского права, пути компромисса двух правовых систем и современное понимание "традиционного ислама" в свете исламского права.

Организатором круглого стола выступила кафедра гражданского и предпринимательского права юридического факультета Казанского федерального университета. Среди участников круглого стола были иностранные гости, представители республиканского Министерства юстиции и Аппарата президента РТ. В круглом столе принял участие и первый заместитель муфтия РТ Абдулла Адгамов, который отметил важность и значимость проводимого мероприятия для российской уммы.

Круглый стол раскрыл много аспектов исламского права в России, а также, по мнению участников, задал тон дальнейшему его развитию и применению. В ходе дискуссий были выявлены особо актуальные на сегодняшний день вопросы исламского права, главным из которых стал вопрос о его конвергенции со светским.

Декан юридического факультета Казанского федерального университета Ильдар Тарханов в своем выступлении отметил, что выстроить правовую систему так, чтобы она была пригодной для всех форм общения – невозможно. Но если учитывать цивилистическую (гражданско-правовую) составляющую правовой системы, то подвижки для развития исламского права здесь реальны. В конвергенции исламского права с публичным он увидел определенные проблемы. Он же отметил, что, несмотря на актуальность изучения исламского права в связи с  активным взаимодействием России и исламских государств, не стоит перестраивать систему образования так, чтобы она была ориентирована на какую-то одну группу государств и стран. Выпускники юридических факультетов должны знать начала любой отрасли права. Тем не менее, он признал «катастрофическую нехватку специалистов исламского права» и добавил, что нужно готовить людей, которые могли бы учить исламскому праву заинтересованных студентов. В силу своего расположения Казанский университет должен стать местом осуществления этого проекта: «Мы не тот орган, чтобы принимать законы в соответствии с исламским правом, но в цивилистике есть ниши для апробации исламского права».

С историческим опытом взаимодействия исламского права и светского участников круглого стола ознакомил Хабутдинов Айдар Юрьевич, который выдвинул несколько тезисов по этому поводу. Символично, что своим приездом в Казань в 1767 году Екатерина II фактически признала существование исламского права.  Тогда она разрешила строительство мечети (сегодняшняя мечеть «Марджани»).  До этого мечети были, но их могли снести. В 1773 году в ответ Пугачеву она же через Святейший Синод продвинула акт о веротерпимости.

Созданное в 1788 году Оренбургское магометанское собрание открыло эпоху легализации религиозных институтов. Конструктивное взаимодействие светского и религиозного права прослеживалось и в фетвах того времени. Так в 1831 году имела место быть дискуссия между сторонниками захоронения мусульман в день смерти, как это положено по Шариату, но противоречащего тогдашним законам российского государства, и  муфтием Габдессалямом Габдрахимовым, который при поддержке улемов других центров настоял на выполнении указов царя Николая I и издал фетву, в которой говорит, что государственное право выше права мусульманского.

 

1860-е годы. Два теоретика - Марджани и Фаизхан. Хусаин Фаизхан четко понимал, какой должна быть конвергенция с нормами мусульманского светского права. В 1870году был создан попечительский совет над махаллей (ранее один купец контролировал махаллю). Фаизхан хотел также развить образование мусульман в светских вузах, после окончания которых выпускник мог бы применять на практике знания светского законодательства и шариата. Но его мечте не суждено было сбыться.

Развитие джадидизма также показало возможность взаимодействия двух систем прав в сфере организации общероссийской религиозной автономии с выбирающимися лидерами. Идея была подхвачена - утверждаются попечительские советы вакфов 1914 году, но в дальнейшем, в советское время, с отменой частной собственности происходит их национализация.

На вопрос участников конференции, чему же учит исторический опыт в данной сфере, Айдар Юрьевич ответил: «Религиозные организации должны находиться в рамках правового пространства своего государства». Совсем не обязательно вакф называть «вакфом», пусть это будет фонд, но абсолютно прозрачный.

От вопросов, касающихся нашего региона, обсуждение плавно перешло к вопросам таклида и ижтихада в Дагестане. Об этом участникам круглого стола рассказал кандидат исторических наук заведующий сектором восточных рукописей Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН Шамиль Шахалиев. Он сообщил, что шафиитская правовая система допускает ижтихад, но только в рамках своего мазхаба. Это немного тормозило процесс ижтихада, но в какой-то момент стало ясно, что без обращения к опыту других мазхабов не обойтись. Так случилось на примере расчета фитр-садаки, которая должна выплачиваться зерном по шафиитскому мазхабу, но позднее была вынесена фетва о возможности денежной замены этой милостыни, взятой из мазхаба Абу-Ханифы. Также ставились вопросы выполнения некоторых обрядов на национальных языках. По мнению Шамиля Шахалиева, вопросы о взаимодействии светского и исламского права в Дагестане касаются в основном взаимоотношений светского и религиозного государства, понятий даруль-харб  и даруль-сульх, то есть что есть Дагестан – область мира или войны, и что есть Россия. Вопросы же ведения бизнеса в рамках конвергенции исламского и светского права на сегодняшний день не рассматриваются.

Разделение понятий мусульманского и исламского права подчеркнул в своем докладе заведующий кафедрой регионоведения и исламоведения Института востоковедения и международных отношений КФУ Ренат Беккин. «Мусульманское право в моем понимании указывает на персональный характер, то есть оно применяется там, где живут мусульмане. В то время как исламское право – более консервативная и книжная система, догматические разработки мусульманских правоведов. Исламское право -  это то, как должно быть, а мусульманское право – это то, что есть на самом деле».

Говоря об изучении мусульманского права, участники круглого стола сошлись во мнении, что свой вклад в это дело должны внести не только юристы, но и антропологи, культурологи, этнографы, историки.

Доцент кафедры гражданского и предпринимательского права юридического факультета КФУ Ильсур Салихов напомнил собравшимся, что ислам не может рассматриваться как какая-то правовая система, так как мы живем в светском государстве. В данном контексте взаимодействие норм исламского права и норм мирского права России не предполагает применения в России напрямую религиозных норм в качестве правовых. Безусловно, такое возможно в современных правовых системах других стран. В странах исламской правовой группы имеет место прямое взаимодействие ислама с современной правовой системой. Например, в конституции Йемена прямо сказано, что Коран и Сунна Пророка являются источником права. Эти источники имеют высшую юридическую силу. Аналогичная ситуация имеется во многих  других мусульманских странах. Отнесение исламского права только к религиозным традициям в немусульманских государствах, по мнению Ильсура Салихова, умаляет его ценность. Оно вполне актуально и   там, так как это живой механизм, адекватно отвечающий современности.
В Российской Федерации как в многонациональном и поликонфессиональном государстве исламское частное право может реализоваться с помощью такого инструмента, как «Обычаи делового оборота» – статья 5 Гражданского кодекса позволяет нам задействовать при определенных условиях исламские нормы в предпринимательской практике.

Тема исламского права интересовала до последнего времени скорее исламоведов, чем юристов. Но второй по счету круглый стол, проводимый на базе юрфака КФУ, говорит о глубоком интересе к этой теме со стороны юристов-теоретиков и практиков, а значит, и актуальности применения исламского права в современных реалиях.

Подготовила Гузель Максютова

Источник: газета "Умма"