string(53) "http://dumrt.ru/ru/articles/society/society_4593.html"
12.09.2011 09:12

Марсель Нафильевич Галлямов - Начальник Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по Республике Татарстан.

Для газеты «Умма»:

- Марсель Нафильевич, расскажите о последних результатах работы Центра?

- Из новых завершенных дел – суд над активистами казанской ячейки запрещенной организации «Хизб ат-Тахрир», которым дали сроки 3-4 года лишения свободы. На данный момент в суде рассматриваются дела двух членов челнинской ячейки этой организации. Специалисты нашего Центра проводят мониторинг интернет-пространства, где, казалось бы, сложно отследить посты пользователей. Однако  должен предупредить, что неосторожные высказывания пользователей в интернете получают предварительную оценку, и если специалист видит признаки экстремизма – документирует это и отправляет на дальнейшее исследование. Уже сейчас есть возбужденные дела за различные экстремистские призывы. Много людей занимается разжиганием межнациональной и межрелигиозной розни. Этим грешат и многие интернет-издания. В последнее время в отношении кавказских народов идет политика разжигания в различных интернет-газетах. Нашумевшее дело об убийстве Дарьи Максимовой, в котором искали «кавказский след», показало такую настроенность. Участие в убийстве выходцев из Кавказа не подтвердилось, более того, девушка не была изнасилована.

Хочу предупредить всех тех, кто в интернет-постах или изданиях занимается экстремистскими призывами, о том, что у Центра по противодействию экстремизму руки длинные. Пусть данная статья будет предупреждением для тех провокаторов, которые отрабатывая деньги заказчиков, не задумываются о плохих для их изданий последствиях, вызванных подобными публикациями.

  Из интервью ИА РЕГНУМ:

- Как создавался ваш центр, сколько лет он работает?

- Наш центр появился согласно указу президента России о необходимости реорганизации УБОП, когда эта структура была фактически ликвидирована. В конце 2008 года, когда мы готовились праздновать 20-летие нашего управления по борьбе с организованной преступностью, вышел указ Дмитрия Медведева №1313 от 6-го сентября о реорганизации УБОПов в регионах. Через нас шли самые резонансные дела в Татарстане, связанные с оргпреступностью и экстремизмом:  "тагирьяновские", "56-й квартал", "Исламский Джамаат" и другие. Хочу отметить, что вследствие работы наших сотрудников лидеры этих преступных формирований всегда получали максимально строгие, а иногда пожизненные сроки наказаний.

- Аналогичные центры по противодействию экстремизму есть и в других регионах России. Какие особенности имеются в работе у ЦПЭ в Татарстане?

- В Татарстане, да и в соседней Башкирии у ЦПЭ два главных направления: "религиозный экстремизм" и "молодежный экстремизм". Свидетельством правильности выбора стали события в Нурлатском районе Татарстана, когда в ходе боевой операции правоохранительным органам удалось ликвидировать группу вооруженных террористов. При этом со стороны гражданских лиц и личного состава никто не пострадал.

Похожая ситуация в Башкирии. А вот если брать ПФО в целом, то, например, в Нижнем Новгороде большую опасность сейчас представляет активность экстремистских молодежных группировок  "Антифа" и скинхедов. В Нижнем Новгороде недавно осуждены члены неонацистской группировки, на счету которой было несколько покушений и даже убийств лиц неславянской национальности. В частности, был убит профессор одного из местных вузов. В составе этой группировки было около 15 человек.

- Если сравнивать Нижегородскую область с Татарстаном, то чем характеризуется "молодежное направление" здесь, в республике? Какова численность подобных группировок, есть ли отличия в идеологии?

- В Нижнем Новгороде экстремистские молодежные группировки более многочисленны, что, на мой взгляд, связано с менталитетом и условиями, в которых растет молодежь. Ведь даже когда у нас в Татарстане шли молодежные войны между ОПГ, то в них не было деления по национальному признаку - все они были "интернациональными".

- А как быть с ячейками РНЕ, например? Ведь несколько лет назад в Татарстане участники одной из них были осуждены?

- По поводу ячеек РНЕ я затрудняюсь что-либо сказать. Сейчас больше тех, кто обсуждает эти темы в интернете, в социальных сетях. Хотя в интернете их много, по нашим данным, в отчетах проходят только около 150 молодых ребят. В основном это скинхеды и "антифа". И они себя уже проявили не просто обсуждениями, а конкретными противозаконными действиями. Последнее дело, которое у нас проходило по скинхедам, это дело "Казака" - так звали лидера автономной группы скинхедов Новикова, ранее судимого за общеуголовные преступления.

- Какова тенденция по молодежным радикальным движениям в республике?

Количество преступлений экстремистского характера в молодежной среде растет в целом по России. Татарстан не исключение. Мы и сами сейчас более подготовлены к раскрытию и выявлению таких преступлений - раньше их было трудно квалифицировать, и они проходили в милицейской статистике как общеуголовные. Но в нашей республике рост по этим видам молодежной преступности не самый значительный.

- Второе направление, которое ЦПЭ курирует в рамках общей борьбы с экстремизмом, это религиозный экстремизм. Что можно отметить в этой связи, насколько опасна ситуация в Татарстане?

- В последнее время очень часто говорится о салафизме. Это направление представляет, на наш взгляд, наибольшую угрозу  стабильности в республике. События в Нурлатском районе, ликвидация вооруженной группы, которую возглавлял Руслан Спиридонов, показали, что ситуация непростая. Мы это знали и раньше, работали в этом направлении совместно с другими правоохранительными органами, но, может быть, мы недостаточно активно привлекали общественность для предупреждения подобных проявлений религиозного экстремизма.

- Одно из мнений, которое характеризует нынешнюю ситуацию в Татарстане с религиозным экстремизмом, это то, что "многое упущено, а правоохранительным органам приходится заниматься ликвидацией последствий". Сами же причины проникновения ваххабизма и салафизма в республику остались в начале 1990-х годов, когда здесь действовали всевозможные проповедники "чистого ислама" при полном невнимании или даже при благожелательном отношении к ним местного руководства...

- Да, во многом верно. Хочу только отметить, что эти попытки "духовной инвазии" продолжаются до сих пор, мы работаем по лицам, которые являются эмиссарами экстремистских организаций в республике. В Татарстане действуют посланцы "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", "Ат-Такфир ва-ль-хиджра". В прошлом году по фактам деятельности "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" в Татарстане были возбуждены семь уголовных дел, пять из которых - в Казани. Все участники арестованы. Параллельно были возбуждены два уголовных дела в Набережных Челнах и Нижнекамске. Тем не менее, эти организации в республике продолжают свою деятельность, это мы знаем. А молодежь до 30 лет наиболее активно вербуется хизбутчиками. Лидеры последней ячейки, которых мы арестовали, уже были осуждены в 2004-2005 годах, но получили условные меры наказания. Теперь они снова привлекаются...

- Где питательная среда для религиозного экстремизма в Татарстане, где эмиссары той же "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" набирают сторонников, кто финансирует эту деятельность?

- Могу ответить только на часть вопроса: кого привлекают эмиссары религиозных экстремистов в Татарстане. Это делается не за счет денег и обещаний материальных благ. Они вербуют малограмотных людей и малообразованную молодежь. Если человек разбирается в исламе, в общественно-политических вопросах, то он даст отпор такому проповеднику. О чем дарисы-учителя "хизбутчиков" говорят на своих "халках"-собраниях? Они говорят малообеспеченным о социальной несправедливости, обещают им благополучие при новом правительстве, которое будет во всемирном халифате, и предлагают бороться против богачей, наживших состояния неправедным путем. Они обещают помощь всем обездоленным "братьям-мусульманам", которыми могут стать все, независимо от национальности.

- Как взаимодействуют салафиты с членами других радикальных исламистских организаций, в частности, с теми же сторонниками "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами"? У них есть какие-то разногласия, противоречия?

- Они все друг друга хорошо знают, но на совместных мероприятиях мы их пока не замечали. Салафиты, кстати, ведут себя более радикально, их взгляды более жесткие и опасные. Они чаще призывают к джихаду - войне с неверными. Вероятно, подобный радикализм не оставляет выбора в тактике и хизбутчикам, в последнее время стремящимся излагать схожую идеологию. Кстати, в случае с группой Спиридонова были не последователи "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" (там только один являлся членом этой организации, да и то в прошлом). Теперь мы можем сказать, что, скорее, все они были салафитами. Но вообще их трудно причислить к какому-то определенному течению в радикальном исламе.

www.e-umma.ru