string(53) "http://dumrt.ru/ru/articles/society/society_4595.html"
12.09.2011 09:00

Женщина - лицо нации. Самые прославленные гении человечества рассматривали совесть любого общества в связи с его отношением к женщине, ибо она - то божественное создание, которое дает силу жизни. Любая нация черпает жизненные силы из семьи, оттуда берет начало родник, ведущий в будущее. Очевидно, именно отсюда исходило в древних татарских семьях уважение и преклонение перед культом женщины-матери. С мнением матери считались все, в семье при решении многих проблем ее слово было последним. При матери нельзя было сквернословить, курить, повышать голос и так далее. Кстати, эти прекрасные обычаи сохранились во многих благородных семействах до наших дней.

"Белых пятен" женской доли в прошлом много. Это обстоятельство отчасти объясняется сложившимся мнением, что татарка прежде всего мусульманка и как мусульманка - рабыня, будто во всех случаях жизни она нуждалась в муже: выходила в его сопровождении, путешествовала под его защитой, думала только его умом, смотрела его глазами, слушала его ушами, жила только его волей и тому подобное. Здесь не учитывается тот очень важный фактор, что только мужской эгоизм (а не Ислам) породил убеждение, будто Аллах при создании мужчины дал ему ум и добродетель, а женщина по слабости ума и страстности природы должна жить в подчинении мужчине, она не достойна умственного и нравственного прогресса. Кстати, это убеждение характерно не только для мусульманских мужчин.

На наш взгляд, нужно отказаться от крайностей в оценке положения женщин в мире Ислама. Ведь речь идет о большой исторической эпохе, длившейся более тысячи лет, на протяжении которой Ислам распространился на огромной территории от Испании и Марокко до Индокитая и Филиппин, от Поволжья и Западной Сибири до Занзибара и Уганды. Было бы наивно полагать, что положение женщин во всем исламском мире всегда и везде было одинаково. Бесспорным кажется одно - такое быстрое распространение ислама не предполагало существенных перемен в социальной организации, в том числе и в положении женщин.

Косвенным подтверждением высказанной гипотезы является преемственность многих традиций и этических норм в жизни Ближнего и Среднего Востока. Такие правила, как необходимость повиновения женщин мужчинам, соблюдения девушкой целомудренности, а женами –  верности своим мужьям, уплата выкупа ("калыма") за невесту, выделение большей доли наследства сыновьям, равно как и наличие системы запретов в семейно-брачной жизни, обычаев многоженства и ношения паранджи, которые нашими современниками воспринимаются как типично мусульманские, на самом деле действовали еще до появления ислама. Так, паранджу, судя по иконографическим изображениям, носили в Пальмире еще в I веке нашей эры, известна она и в Византии, и в других землях, вошедших позже в состав Арабского халифата. Ислам же, как считают современные исследователи, главным образом кодифицировал и закреплял силой религиозного установления те нормы общественной жизни, которые застали арабы в завоеванных ими странах.

Отметим и другое. На перифериях мусульманского мира, таких как Поволжье и Сибирь, влияние классических исламских институтов ощущалось слабее, зато велика была роль местных традиций и обычного права. Так, женщина-татарка никогда не носила чадру и паранджу, уплата выкупа (калыма) за невесту и многоженство среди татар не было распространенным явлением.

Обратим внимание на положение женщины в Волжской Булгарии, так как во всей системе государственности татарского народа более менее полно и объективно изучена лишь ее история. Женщина в Булгарии была свободной и равноправной. Она принимала участие в решении важных жизненных проблем наравне с мужчинами. На просвещенность женщин Великой Булгарии обращает внимание арабский ученый-географ Ибн Руста. В ХII-ХIV веках в Булгарии имелась разветвленная сеть мектебов и медресе, которые готовили деятелей, способных развивать национальную культуру на уровне передовых цивилизаций своего времени. Среди них достойное место занимало знаменитое медресе Туйбикэ абыстай, где обучались девочки из разных стран. Сколько прекрасных легенд сохранила людская память о прекрасных девушках Булгарии, таких как Алтынчэч и Каракюз, которые вставали рядом с мужчинами на защиту родной земли. А можно ли забыть легендарную Гайшэбикэ? Она с братьями храбро сражалась против монгольских захватчиков, но попала в плен. Ее увезли в Среднюю Азию. Благодаря исключительной мудрости и решимости ей удалось бежать из плена. Гайшэбикэ вернулась на родину, вышла замуж и прожила долгую жизнь в почете и уважении. Ее имя носит татарская деревня Айшэ недалеко от Казани.

 Преемником материального и духовного наследия Волжской Булгарии стало Казанское ханство, представлявшее собой мощный экономический, политический и культурный центр. Уместно подчеркнуть  то, что в истории Казанского ханства нет ни одной страницы и не упоминается ни одного случая об угнетенности женщин, об их неравном положении в обществе.

Одной из центральных в татарском просветительстве в конце XVIIи начала XIXвеков была проблема женской свободы и равноправия. Последовательно проводя принцип гуманизма, татарские просветители Ш. Культяси, Г. Кандалый, М. Акъегет-Заде, 3. Бигиев, Г. Ильяси, Ф. Халиди и другие не могли относиться примиренчески к порабощению человека, в том числе женщины. Они выступали с решительным протестом против её угнетённого положения и критикой попыток его оправдания. Важное место в татарском просветительстве занимал вопрос о женском образовании. Обучение женщин, предоставление им широких возможностей для повышения образованности и культуры, по мнению просветителей, является одним из необходимых условий прогресса и преодоления отсталости. Ибо женщина по своему положению выступает первым воспитателем детей. Она сумеет успешно выполнить эту задачу и воспитать достойных граждан, лишь будучи образованной.

Под благотворным влиянием деятельности татарских просветителей среди женщин началось движение за отказ от покрывал, за посещение театров, участие в вечеринках и обществах, и, наконец, возникло движение наподобие феминизма у европейских женщин. В конце XIX - начале XX веков появилась целая плеяда женщин-писательниц и поэтесс, которые сначала робко, затем всё активнее начали заниматься литературной деятельностью. Среди них Галима Биктимерия, Ханифа Гисматуллина, Галима Самитова, Зара (Зугра) Тагирова, Магруй Мозаффария, Загида Бурнашева, Рукия Ибрагимова, Хадига Шаммасова и другие. Первые же литературные шаги этих женщин будоражили общественное мнение. На страницах татарской печати (после 1905-07 гг. ) развернулась дискуссия о положении женщины.

Хотя идея эмансипации женщины впервые была провозглашена мужчинами, сама татарка не стояла в стороне этого общественно-политического вопроса. Конечно, выступления женщин в печати, их протест против социальной несправедливости не могли коренным образом изменить положение татарки, но они пробудили мысль, заставили акцентировать внимание на женском вопросе, искать выход. Татарские поэты, писатели и видные общественные деятели, такие как Габдулла Тукай, Фатих Амирхан, Фатих Карими, Гаяз Исхаки, Муса Бигиев и многие другие выступили с целой программой требований, среди которых было обязательное обучение девочек в начальной школе, создание женской медицинской школы, запрещение брака по воле родителей и запрещение его без согласия жены, за доступ татарским девушкам в высшие учебные заведения.

Борьба за эмансипацию женщины дала свои результаты. На общественной арене стали появляться татарки, получившие образование и отдающие все силы и знания служению народу.

Большую роль татарки сыграли в распространении грамотности среди братских народов Туркестана (в состав Туркестана входили все республики Средней Азии). Автор работ по истории культурной жизни Туркестана В.В.Бартольд писал, что создателем новометодных школ в крае, в том числе и женских, были "исключительно татары, прибывшие из внутренних губерний России. К сожалению, самоотверженная работа татарок-просветительниц несправедливо забыта».

Озабоченность перед лицом сложных социальных проблем, неверие в возможности науки и человека изменить мир в лучшую сторону, чувство экономической и психологической отчужденности в обезличенном современном индустриальном обществе, традиционный страх за семью и детей является тем фоном, на котором проходит жизнь современной женщины. Но надежда умирает последней. Женщина-татарка хранит глубокую веру, надежду на лучшее будущее. Она - мать.

Биктемирова Т.А., кандидат исторических наук  Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ