string(53) "http://dumrt.ru/ru/articles/society/society_4617.html"
26.07.2011 09:31

Беседа с Дамиром Гисметдиновым, заместителем Председателя Исполкома ВКТ, членом Союза писателей Татарстана.
- Дамир Минсагирович, вы, как писатель, а значит наблюдательный человек, наверное, заметили, что мусульманские народы чрезвычайно плодовиты и заметно меняют демографическую картину мира. Касается ли эта тенденция татар, как представителей мусульманских народов России?
- Я бы не стал утверждать, что демографические тенденции среди татар сильно отличаются от общероссийских. Традиционно среднеазиатские и кавказские народы в этом плане были благополучнее. Если исходить из неофициальных данных переписи населения за прошлый год, то татар стало не намного больше. Поэтому говорить об устойчивых тенденциях роста численности татар за счет рождаемости не приходится.
- В чем причина такого отличия в показателях рождаемости среди татар и кавказских и среднеазиатских народов?
- Мы становимся эгоистичнее. Рождать детей и вырастить из них достойных людей не одно и тоже. Это архитрудное занятие. Мы видим на наших улицах полно беспризорных, а в детских домах тысячи сирот. Родители, выросшие в условиях безвременья, вряд ли могут дать своим детям что-нибудь достойное. К сожалению, и советское прошлое сильно покалечило мировоззрение людей. В итоге сейчас мы пожинаем плоды многолетнего атеизма, плоды интернационализма, который не поддерживал, а ущемлял права человека явно или тайно.
На сегодняшний день, например, высок процент смешанных браков. На мой взгляд, они играют негативную роль и способствуют ассимиляции малых и больших народов России. Даже 7-миллионам татар- по численности второй нации после русских угрожает ассимиляция, А что уж говорить о других . Большая беда – исчезновение из обихода родного языка.
Главное оправдание межнациональных браков – любовь и романтика, которые испытывают молодые друг к другу. Впоследствии, основываясь только на этом, они решаются вступить в брак. Но в течение жизни любовь переходит в привычку, романтика исчезает, и уже взрослый человек с детьми сталкивается с проблемой поиска себя, своих корней. Особенно неудачно складывается совместная жизнь жены-татарки и мужа-русского. В поисках себя они обращаются к своим корням и традициям. Он идет в церковь, она – в мечеть. Расхожее мнение, что межнациональные браки устойчивы, не оправдывается на практике. Ибо они устойчивы только в первые годы совместной жизни. И разводов больше среди межнациональных, нежели мононациональных браков. А конфликты в семье начинаются с рождением ребенка, которого нужно или крестить или делать обрезание. Далее эти проблемы растут как снежный ком. Я не националист, но во всех своих выступлениях перед молодежью я предлагаю им сто раз подумать , прежде чем принять судьбоносное решение о вступление в межнациональный брак. Муж или жена – это личность с отличным от вашего мировоззрением, с родными, которые исповедуют другую религию и придерживаются других традиций. Ты принимаешь супруга(у) вкупе со всем этим. В результате нужно или самому приспособиться и принять чуждые традиции или сломить супруга. Как правило, это чревато разладом и разводом. Детям от смешанных браков приходится делать сложный выбор, который зависит от авторитета одного из родителя, или оставаться людьми без роду и племени. Поэтому при выборе супруга нужно исходить из первостепенных критериев отбора – национальность, вероисповедание, любовь. Таким образом, мы избавимся от многих будущих проблем и защитим нацию от ассимиляции. Не только татар беспокоит этот вопрос. Представители русского народа тоже боятся глобализации, где русские, как этнос, растворяются среди смешанной, однородной массы космополитов.
- Что может способствовать возврату к национальным корням?
- Обращение к национальным корням и следование закону сохранения нации – недопущение ассимиляции, хорошая рождаемость, в принципе закладывается с детства родителями. Я- родом из советского прошлого, мои родители мало что передали мне из мусульманских обрядов, но уважение к исламу, традициям, языку в нас заложено. Бабушка моя читала пять раз в день намаз. Я помню в это время в семье все ходили тихо, на цыпочках.
Относительно недавно я познакомился с ученым-физиком из Новой Зеландии Шамилем Галеевым. Он русскоязычный казанский татарин, атеист. Т.е. в него не закладывались любовь к родному языку, вере, традициям. Однако он каждый год пересекает океаны, чтобы навестить свою историческую родину, встретиться с интересными людьми, навестить могилы родных. Он говорит, что татарский дух его тянет все сильнее. С годами он начал соизмерять свои поступки с тем, что он татарин. «Я вспоминаю лучшие черты своего народа – трудолюбие, стремление к знаниям, толерантность, порядочность. Одним словом, хочу быть хорошим татарином…»
В связи с этим хочу привести мысль, озвученную мною в повести «По кругу». В ней известный профессор- философ, говорит журналисту о том, что человек смотрит на огонь заворожено, слушает шум воды в придыханием, в нем все откликается на это. Из чего человек состоит, к тому он и тянется. Наша родина с ее традициями – наша составляющая. И мы будем к ней тянуться и за тысячу километров.
- Какова, по-Вашему, роль духовных организаций в деле привития религиозных традиций татарам?
- Как в прошлые времена, так и сегодня научный и религиозные взгляды хоть и различны, по своей сути, совпадают. Наука, к которой прислушивается прогрессивная часть нации, и религия, которую исповедуют миллионы, идут параллельно. Но в центре внимания и науки и религии – человек. Какую положительную роль может сыграть здесь духовенство? Быть более искренним и близким к простому народу, и передавать свои богословские знания доступным языком. Это также относится и к научной татарской интеллигенции. Необходимо наладить диалог, несмотря ни на что строить гражданское общество. Мы не должны постоянно шарахаться, впадать в крайности, радикализм. При этом мы обязаны помнить свои исламские корни, наши традиции и самобытность, стремиться сохранить национальную идентичность. Без этого мы вряд ли вырастим поколение, достойное наследия Шигабутдина Марджани и Ризы Фахретдина.


Беседовала Гузель Максютова